Что такое великое переселение народов ответ

Блог

А уже в начале пятого века вестготы разгромили Грецию, увеличили войско за счет славян и фракийцев. Позже эта «компания» двинулась на Рим. Результат не заставил себя ждать – в 410 году Рим был взят и разграблен. В итоге главе империи пришлось отдать противникам часть территории (примерно между Пиренеями и океаном). Таким образом, здесь образовалось королевство варваров.

В 578 году славянские войска покоряют и Грецию, а затем осваивают ее. Не остановившись на этом, славяне двигаются к югу. Балканский полуостров был заселен до отказа.

В середине пятого века гунны уже были в Галлии. Пленные, взятые ими, тоже стали воевать против Римской империи. Но теперь Рим оказался сильнее, хоть это и не принесло ему облегчения.

Великим переселением народов называют особый исторический феномен, происходивший в 4-7 веках нашей эры. Это масштабное перемещение этнических групп в Европе. Великое переселение входит в структуру глобальных процессов миграции, длившихся более восьми веков. Двигались народы (в основном германские, сарматские, гуннские, славянские) с отдаленных частей Римской империи в ее центральную область, где и так была высокая плотность населения. И неудивительно, что было много разногласий среди коренных жителей и мигрантов в разных сферах жизни.

Из-за нашествия гуннских племен часть славян вынуждена была расселиться в направлении запада и юго-запада. А другая часть мигрировала к Византийской империи, то есть на восток.

Эпоха Великого переселения народов

В пятом веке славяне настойчиво колонизируют районы Днепра, Днестра и Дуная. С 527 года славянские племена уже опустошают Балканы, подходят к столице империи – Константинополю.

Прочно славяне присоединились к общему потоку миграции в середине четвертого века. В это время они еще «дружили» с готами. Но впоследствии готы и славяне стали противниками. Последние присоединились к гуннам.

Безусловно, славянские народы были непосредственными участниками этой глобальной миграции. Хоть и начали двигаться они позже германских племен. Историки видят причину переселения славян в том, что они просто среагировали на движение окружающих народов (сарматов, тюрков, иллирийцев, фракийцев).

В конце второго века германские и некоторые другие племена вошли в Северную Италию. Война была долгая и жестокая. В 180 году римский император Коммод все-таки примирился с варварами и вернул все на круги своя. Но дальновидные римляне не расслаблялись: укрепление границ шло полным ходом. С третьего века эти же племена уже штурмуют Галлию.

Непосредственной «последней каплей» стало передвижение огромных гуннских племен. С этого момента и запустился процесс, который сегодня мы называем великим переселением народов. В 370 году гунны взяли под свой контроль северокавказские племена, а также готов. Последние разъединились на вест-готов и ост-готов, то есть западных и восточных. Восточные присоединились к гуннам, а западные двинулись в Римскую империю. Но дружба последних с империей была недолгой. В конце четвертого века император Валент потерпел от них поражение при Адрианополе.

Во второй половине пятого века в Римской империи обосновались несколько королевств: Франкское, Бургундское, Лангобардское. И в 455 году Рим захватили во второй раз. Сделал это вандальский король. Рим был беспощадно и жестоко разграблен, разгромлен, опустошен. Официальным годом падения империи считается 476.

Славяне переходили через Дунай, захватывали новые территории и заселяли их. В их числе были Фракия, Македония, Эллада. Также славяне вторглись и в Византию.

Редакция Созомена является наиболее ранней и полной среди сохранившихся: «Однажды случилось, что преследуемый оводом бык перешёл через озеро и за ним последовал пастух; увидав противолежащую землю, он сообщил о ней соплеменникам. Другие говорят, что перебежавшая лань показала охотившимся Уннам эту дорогу, слегка прикрытую сверху водою. В тот раз они возвратились назад, с удивлением осмотрев страну, более умеренную по климату и удобную для земледелия, и доложили правителю, что они видели» [3] . Легенда отчасти подчеркивала, что переселявшиеся народы искали земли, более благоприятные по климату и удобные для земледелия. Но здесь глубины памяти уходят в античные тысячелетия, где тоже было немало «великих переселений».

Различие в образе животного-проводника (олень (самка оленя) — бык (корова)), по мнению А. В. Гадло, «свидетельствует о том, что это предание родилось и бытовало у двух различных по образу жизни и хозяйству групп — лесных охотников и скотоводов степи». По Е. Ч. Скржинской, «историческую ценность в легенде об олене представляет указание места, где совершился переход гуннов (вернее, некоторой части их) в Скифию». Другие ученые отрицают возможность такой трактовки. Вместе с тем по многотысячелетней традиции такого рода легенды (типа легенды об Ио) отчасти подтверждают активность именно народов Скифии (Сарматии) в истории различных «великих переселений» преимущественно в силу природно-климатических причин и в связи с перенаселённостью, отчасти с вражеским давлением. [10]

Вели́кое переселе́ние наро́дов — условное название совокупности этнических перемещений в Европе в IV—VII веках, главным образом с периферии Римской империи на её территорию. Великое переселение можно рассматривать в качестве составной части глобальных миграционных процессов охватывающих семь-восемь веков. Характерной особенностью переселения был тот факт, что ядро Западной Римской империи (включая в первую очередь Италию, Галлию, Испанию и отчасти Дакию), куда направилась в конечном счёте масса германских переселенцев, к началу V века нашей эры уже была достаточно плотно заселена самими римлянами и романизированными кельтскими народами. Поэтому великое переселение народов сопровождалось культурными, языковыми, а затем и религиозными конфликтами между германским и романизированным населениями. Великие переселения заложили основу противостояния между германскими и романскими народами в каком-то смысле дошедшего и до наших дней. В переселении активно участвовали славянские народы, тюрки, иранцы(аланы) и финно-угорские племена.

Прокопий Кесарийский в сочинении «Война с готами» более развернул текст: «По их (приазовцев, киммерийцев) рассказам, если только это предание правильно, однажды несколько юношей киммерийцев, предаваясь охоте с охотничьими собаками, гнали лань; она, убегая от них, бросилась в эти воды. Юноши из-за честолюбия ли, или охваченные азартом, или их побудила к этому какая-либо таинственная воля божества, последовали за этой ланью и не отставали от неё, пока вместе с ней они не достигли противоположного берега. Тут преследуемое ими животное (кто может сказать, что это было такое?) тотчас же исчезло (мне кажется, это оно явилось только с той целью, чтобы причинить несчастье живущим там варварам); но юноши, потерпев неудачу в охоте, нашли для себя неожиданную возможность для новых битв и добычи. Вернувшись возможно скорее в отеческие пределы, они тотчас же поставили всех киммерийцев в известность, что для них эти воды вполне проходимы. И вот, взявшись тотчас же всем народом за оружие, они перешли без замедления „Болото“ и оказались на противоположном материке» [5] . Здесь гунны выступают как продолжатели киммерийцев.

Иордан, ссылаясь на сообщение Приска, привел легенду так: «Охотники из этого племени (гуннов), выискивая однажды, как обычно, дичь на берегу внутренней Мэотиды, заметили, что вдруг перед ними появился олень, вошёл в озеро и, то ступая вперёд, то приостанавливаясь, представлялся указующим путь. Последовав за ним, охотники пешим ходом перешли Мэотийское озеро, которое (до тех пор) считали непроходимым как море. Лишь только перед ними, ничего не ведающими, показалась скифская земля, олень исчез» [4] .

При описании расселения народов «киммерийцы» обозначены как древнее название утигуров [6] . Затем как древнее название всех гуннов [7] , которые позже разделились и стали называться утигурами и кутригурами по именам двух братьев-правителей. В третий раз «киммерийцы» встречаются в тексте легенды [8] и последний раз при цитировании рассказа Геродота о разделении мира на три части [9] для обозначения границы между Европой и Азией. Одни исследователи считают это влиянием Геродота, а другие видят в подходе Прокопия более масштабное осмысление всех «великих переселений» с земель Киммерии, затем Скифии.

Чаще источниками великого переселения народов трактуются германцы, но главный импульс этому переселению всё же шёл с востока и имел свою символику. Внутренние процессы в мигрирующих сообществах были связаны как с популяционными импульсами, так и с потребностями выжить в условиях ухудшающегося климата [1] и др. Это отразила знаменитая «легенда об олене» [2] — о переправе гуннов (и их предшественников) через Меотиду (Азовское море) вслед за чудесно появившимся животным-проводником в благодатную землю.

Причины «великих переселений» разных эпох различны. Л. Н. Гумилев связал их с понятием «пассионарности» — биоэнергетической доминанты этногенеза, когда избыток энергии этноса выплескивается в чрезмерной человеческой активности и экспансии значительной части или всего этноса. В упрощенных формулах «великие переселения» — поиск этносами более привлекательных земель для проживания, уход из оскудевших и неблагоприятных регионов, исполнение религиозно-идеологических установок и т. п. Одной из главных причин, стало общее похолодание климата, в связи с чем северные народы устремились на юг.

Рост благосостояния вследствие возросшей самоорганизации и торговли со Средиземноморьем и Северным Причерноморьем приводит к демографическому взрыву у народов Великой Скифии (Сарматии), включая и готов (сами готы себя от германцев отличали). Северная Евразия, с её холодным климатом и малоосвоенными в сельскохозяйственном отношении землями, не в состоянии была прокормить всё прирастающее население. Исход на юг, в слабозаселённые территории у границ Римской империи (это в первую очередь бассейн Рейна, Швейцария (римская Реция), Паннония и Балканы) был неизбежен и являлся вопросом времени. Правители Рима ещё более ускорили этот процесс, привлекая наёмников (аланов, готов, гуннов и т. д.) в римскую армию и раздавая их семьям наделы на окраинах империи. На окраинах империи соседние народы привлекали более мягкий климат, обилие сельскохозяйственной продукции, а также постепенное ослабление правительственного аппарата империи и его большая зависимость от активных и свободолюбивых выходцев из Скифии и Германии (Германарих, Ругила, Аттила предстают в источниках как короли, властители Скифии и Германии; Иордан и др. авторы).

Великое переселение

Ещё А. А. Васильев трактовал легенду как «пережиток античного мифа об Ио, в которую влюбился Зевс, и которую Гера обратила в корову». Он отметил также, что сложное прилагательное, oijstroplhvx — «ужаленный слепнем, оводом», употреблённое Эсхилом для Ио, попало через ряд посредствующих звеньев к позднеантичным авторам.

Великими переселениями последующего времени стали формирование арабского Халифата, усиление франков и норманнов, движение угров, монгольские завоевания, активизация тюрков (с созданием Великой Турции), премещения колониальных народов, и т. д. К великим переселениям XX века относят образование Израиля, миграционные потоки из бедных стран в богатые и комфортные по условиям проживания.

Одной из основных причин средневекового Великого переселения народов стало ослабление Римской империи, вызванное целым комплексом этнических, географических, климатических и экономических факторов. В политической жизни господствовал деспотизм императорской власти и борьба за власть претендентов на престол из числа видных военачальников, что вылилось в масштабную смуту времен «солдатских императоров» 3 в. н. э. Армия из ополчения граждан превратилась в профессиональное объединение со все более и более увеличивающимся процентом присутствия представителей варварских народов. Рост населения в средиземноморском ядре империи привёл к утрате лесных угодий, постепенному опустыниванию, развитию эрозии, переориентации хозяйства на мелкое скотоводство (козы, овцы), примитивизации быта. Изменялись жизненные устои и ценности римлян. Римская империя позднего времени — это типичное средиземноморское государство, в значительной степени ориентализированное, со слабой армией и смещением центра общественной жизни с внешней политики (война, торговля, экспансия) на празднества, застолья, то есть наслаждение жизнью.

Великое переселение народов, как системный процесс взаимодействия Барбарикума и античной цивилизации, сформировало уникальное этническое пространство. Под этническим пространством подразумевается вся совокупность племён и народов, связанных с конкретным историческим явлением и его образом в истории. Этническое пространство, созданное Великим переселением, отличалось многослойностью. Оно представлено германскими, алано-сарматскими, тюркскими, славянскими, италийскими, кельтскими, рето-этрусскими, иберийскими, скифскими, синдо-меотскими, фракийскими, македонскими, иллирийскими, финно-угорскими, кавказскими, мидийскими, балтскими, греческими, малоазийскими, армянскими, семито-хамитскими и африканскими племенами. Среди них можно выделить племена-аборигены и пришлые, инертные и динамичные, племена и народы, населявшие земли Римской империи, её провинций, и племена Барбарикума.

В эпоху Переселения народов tanta scriptorum turba продолжали искать ответ на тривиальный вопрос – что скрывается под ёмким понятием «варвар». Как известно, ассоциативный образ «варвара» сформировался античной исторической мыслью уже до начала Переселения. Семантика термина раскрывалась в рамках антитезы «эллины – варвары», «римляне – варвары». Три круга ассоциаций делали восприятие этого образа автоматическим. Первый – этнический. «Варвар» – это иностранец, чужеземец, человек, проживающий вне границ данного государства. Второй круг – этический. Он заключался в формуле: «варвар – это не римлянин», тот считался варваром, кто не обладал пайдейей, греческим воспитанием и образованностью. И, наконец, третий круг – филологический. Незнание греческого и латинского языков – верный признак варварства.

Агрессивную, наступательную позицию Барбарикума разделяли не все населявшие его племена. Инертным, безразличным к миграциям оставался мир балтских племён. На первом этапе Переселения спокойная, размеренная жизнь этих племён, их замкнутый, непритязательный уклад были нарушены движениями готов к югу и миграционной волной сарматских племён в район Среднего Подунавья. Внутренние стимулы к переселению у балтов отсутствовали. На незначительные передвижения их подталкивали лишь миграции соседних народов. Будучи инертными в противостоянии «варварский мир – римская цивилизация», балты сыграли значительную роль в стабилизации особого жизненного цикла отдельных регионов Барбарикума. Косвенным образом они способствовали окончательному сплочению славян – лидеров третьего этапа Переселения.

Многие народы в поисках новых мест обитания и лёгкой наживы оставляли насиженные места и «пускались в те великие и сказочные странствия, которые положили начало образованию народов в древней и новой Европе». Римская империя, раздираемая внутренними противоречиями, стала объектом устремлений варварских племён. Сначала это были германцы, которых сменили гунны, а позже авары и славяне. В ходе Великого переселения народов произошла гибель античной цивилизации и падение Римской империи. В её западной части сформировались «варварские королевства», созданные германцами. В восточной сложилась Византийская империя, смирившаяся с утерей значительной части своей территории к югу от Дуная, занятой славянами (и частью тюркоязычными болгарами). Германцы и славяне в ходе Переселения расселились на обширной территории от Британии, Галлии и Испании до Финского залива, Верхней Волги и Дона. Сформировалась новая средневековая цивилизация. Вследствие смешения латинизированного населения бывших римских провинций с варварами сформировались романские народы. Все это существенным образом сказалось на этнической карте Европы: многие народы исчезли с лица земли. Политическая и этническая карта Европы, сложившаяся после Великого переселения народов, в основном продолжает существовать до наших дней, ибо этнополитических метаморфоз, подобных Великому переселению народов, история Европы больше не знала.

К числу инертных участников Великого переселения можно отнести, главным образом, жителей римского мира, всех народов, населявших Римскую империю и её провинции. Так, жители Италии, практически не меняя мест своего обитания, испытали мощный напор Барбарикума и выдержали не одну волну переселений. Специфическая особенность этнического пространства этого региона сложилась уже в преддверии Великого переселения. Она заключалась в готовности населявших Аппенинский полуостров многочисленных народов к военным и торговым контактам с племенами Барбарикума. Сюда следует отнести и возросшую «внутреннюю», в границах Римского государства мобильность населения, связанную с захватом Римом огромной территории от берегов Рейна, от Альпийских гор до океанского побережья, включая области Пиренейского полуострова. Организация этих территорий в римские провинции и постепенная их романизация приводили к разрушению этнической замкнутости Галлии и Испании. Здесь этническое пространство размывалось социализирующей направленностью римской цивилизации.

Осколки исчезнувшего кельтского мира в целом оказались в стороне от активного участия в миграционных процессах Великого переселения. Известно, что кельты упорно сопротивлялись римлянам. Однако им не удалось устоять перед германцами. После ряда военных неудач, потеряв часть завоёванных земель, кельтское население концентрируется в Средней Европе от Британии до Карпат. Не исключено, что некоторые кельтские племена оказались вовлечёнными в походы, вторжения и грабительские экспедиции племён Барбарикума, особенно на первом этапе Переселения народов. Длительные набеги скоттов на западные берега Британии, постепенное и методическое освоение ими большей части Каледонии не типичный пример миграционной активности кельтов в эпоху Переселения.

Нарастающая интенсивность «кочевого марша» тюркских миграций на запад, условно определяемых как «миграция миграций», в значительной степени «увязла» благодаря славянским переселениям.

Среди тюркских племён складывалось представление о большей престижности военных грабительских походов и завоеваний, в сравнении с мирным трудом. Это накладывало отпечаток на жизнь этих варваров-кочевников, служило основой для формирования у них культов войны, воина-всадника, героизированных предков. В эпоху Великого переселения народов преимущество варваров-кочевников во многом определялось наличием у них верховых животных, в то время имевших особенно важное военно-стратегическое значение.

13)Великое переселение народов и его роль в становлении европейской средневековой цивилизации Введение

Волны миграционных потоков привели в Европу ряд алано-сарматских и тюркских племён. Ираноязычные алано-сарматские племена сыграли значительную роль в становлении народов Восточной Европы, являлись одним из компонентов этногенетических процессов Юго-Восточной Европы и лишь косвенным образом воздействовали на аналогичные процессы в западноевропейском регионе.

Таким представляется круг вопросов, который будет рассмотрен в данном спецкурсе.

Термин «варвары» использовался современниками Переселений в качестве самой общей дефиниции конгломерата племён, населявших как ближнюю, так и дальнюю периферию античного мира. Образ варвара в период Великого переселения народов традиционно следовал оппозиции «варвары – не римляне». Контраст между Барбарикумом и античным миром в это время достиг своей предельной остроты и напряжённости. В целом содержательная характеристика варваров основывалась на балансе неприятия и заинтересованности. Эта тенденция отразилась в лексике сочинений как латинских, так и грекоязычных авторов. В подавляющем большинстве случаев понятие «варвары» привязывалось к военному контексту и, как правило, сопровождалось словами «разрушили», «осадили», «опустошили», «совершили нападение». В ходе расселения варварских племён в империи частота его употребления заметно сокращалась. Из этого вовсе не следует, что исчез барьер взаимного отчуждения римлян и варваров. «Варвары» воспринимались как поле особой опасности уже внутри империи, хотя эпицентр варварства (barbaricum solum), по мнению современников, находился не в империи, а за её пределами. Barbaricum solum – это прежде всего пространство для передвижений варваров, причём непрерывных передвижений (. ). Современники Великого переселения относили к варварами не все народы, отличающиеся от римлян, а лишь дикарей, обитателей отдалённых стран. Варвара как такового характеризовало именно его «место обитания» – Барбарикум. Типичная среда варвара – лесная чаща, труднодоступная, а значит таящая опасность, богатая растительностью, а поэтому тёмная. В качестве Барбарикума, места обитания варваров, фигурируровали большие невозделанные пространства или сумрачные области, расположенные у крайних пределов земли. Все это, по мнению римлян, препятствовало зарождению и развитию цивилизации, способствовало сохранению у жителей Барбарикума примитивного образа жизни. Изменение отношения современников к варварам в ходе Переселения отразилось в частоте использования самого слова «варвар». По мере того, как варвары осваивались на римской земле, показательным стало использование вместо понятия «варвары» других слов-эквивалентов. К примеру, общеупотребляемые слова manus globus, gens, populus, exercitus , или конкретные этнонимы, нередко в сочетании – populus Alamorum, gens Francorum. Понятие «варвары» фигурировало уже не так часто, но оно становится более жёстким. «Варвар» – это не просто невежественный чужеземец, но прежде всего крайне агрессивный и непредсказуемый чужеземец, носитель разрушительного начала. Множественность варваров, их многочисленность в глазах современников Переселения ассоциировалось с «толпой», чаще – «войском». Толпа, неорганизованная масса варваров характеризуется как «перемешанная» (permixta, mixta, immixta), «беспокойная» (tumaltisa), «небоеспособная» (imbellis). Для людей того времени варвар – негативный «иной». Модель поведения варваров заключала в себе прежде всего агрессию. Одновременно, на фоне негативного варварского стереотипа появились новые оттенки образа варвара. С IV в. он уже не только враг (. ), неприятель (. ), но союзник-друг (. ), симмах, энспонд, федерат. В период между Адрианополем и Каталаунами стратегия неприятия варваров выстраивалась на более нейтральном образе «чужого», а не только на образе «врага». В привычном обиходе греко-язычной интеллектуальной элиты IV-V вв. были термины . Уже в первой половине V в. различались «варвар» (. ) и «иностранец» (. ). Ещё раз отметим, что понятие «варвар» как невежественный, агрессивный разрушитель окончательно оформилось в эпоху Переселений. В этом общепринятом, обиходном значении оно пережило её и, пройдя через Средневековье и Новое время, дошло до наших дней.

Великое переселение народов как временной «зазор» между Античностью и Средневековьем делится на три этапа. Первый (II-IV вв.) – «германский», охватывает время от Маркоманнских войн до Адрианопольского сражения. Второй (IV-V вв.) – «гуннский», между Адрианопольским сражением и битвой на Каталаунских полях. Третий этап (VI-VII вв.) – «славянский», связан с передвижением в Восточной, Юго-Восточной и Центральной Европе славянских племён. Этапы Переселения отличаются характером этнического состава участников Переселения, позицией мигрирующих племён, основными акцентами противостояния и взаимодействия, направлением миграций и их результатом.