Кто правил раньше тутмос и хеопса

Блог

Египетский царь не отличался особо крепким здоровьем, поэтому годы правления фараона Тутмоса II коротки. Некоторые египтологи считают, что он был на престоле в течение всего лишь четырех лет. Тем не менее, все это только предположения, поэтому и дата правления Тутмоса II, как правило, указывается приблизительная с 1492 по1489 г. до н.э. Первый же год его царствования ознаменовался жестоким подавлением бунта в Нубии, когда убили всех мужчин племени, которых смогли найти. Тутмос II сохранил все территории, которые завоевал его отец. От Хатшепсут у него было две дочери, а вот сын был от наложницы, но именно ему перешел престол после смерти фараона.

  1. Первый поход в Сирию. Считается, что его поводом послужило восстание азиатских племен. Ну а причина та же, что и многие века назад – государству нужны были рабы, ресурсы и открытый путь к внешней торговле. Поход в Сирию значительно укрепил положение Египетского государства в Передней Азии.
  2. Военная кампания 29-года правления фараона. Это был пятый по счету военный поход в Переднюю Азию. В результате египтянами на финикийском побережье был захвачен большой земледельческий район Джахи, ставший опорным пунктом.
  3. Шестой и седьмой походы за годы правления Тутмоса III были морскими. Корабли двигались по Средиземному морю и высадились в первый раз в Симире (современная территория Сирии). Целью была крепость Кедеш – одна из самых неприступных, ее осада продолжалась практически полгода, но результатов не дала. Египтяне разграбили окрестности и вынуждены были покинуть побережье. Вернувшись во второй раз, армия фараона заняла финикийский город Уллаза.
  4. Восьмой поход утвердил господство Египта во всей Сирии, Палестине, Финникии. Историки называют этот период кульминацией военных завоеваний Тутмоса III.
  5. Дальнейшие походы (9, 10, 13, 14-й) были предприняты в 34-39 годы правления Тутмоса III. Они уже не носили ярко выраженный захватнический характер, а скорее были направлены на удержание уже завоеванных территорий, на которых то и дело вспыхивали восстания.
  6. Последний поход в Азию. По своему назначению это была скорее карательная экспедиция, чтобы подавить непокорную Сирию, во главе восстания стояли все те же города Кадеш и Тунип. Обе крепости были взяты египтянами, которые нанесли сокрушительный удар, надолго укрепив позиции своего государства в Сирии и Финикии.

Женщина-фараон, одна из наиболее известных правительниц Египта. Своего высокого статуса, как считают многие историки, она могла достигнуть еще в то время, когда правил Тутмос I, то есть ее отец, а затем, возможно, была соправителем своего мужа. Это впоследствии позволило ей отобрать престол у молодого фараона. После смерти мужа она была назначена регентом 12-летнего Тутмоса III, а затем через полтора года грамотным и мирным путем отстранила его. Она прославилась в первую очередь активным строительством, покровительствовала культуре и наукам, приучала к этому и своего пасынка Тутмоса III. Египет при ней процветал в экономическом плане, но были практически утрачены владения в Палестине и Сирии. Хотя, согласно некоторым данным, она участвовала лично в нескольких военных походах, в целом же, внешняя политика на протяжении двух десятков лет была мирной. Царица правила без малого 22 года. По последним данным, полученным после изучения ее мумии, умерла она в возрасте более 50 лет от болезней (рак печени, опухоль костей и диабет). При жизни она воздвигла себе погребальный храм, он высечен в скале и впечатляет своими размерами и убранством по сей день.

Египет в это время занял ведущее международное положение, достиг небывалой мощи, возросла пышность обстановки, одежды и украшений знати. Ведущую роль в искусстве в это время играют Фивы – столица государства на тот момент. Храмы, построенные в это время, монументальны и торжественны, а погребальные уже традиционно отделены от гробниц, которые для предотвращения разграбления высекались в отделенных ущельях. Выдающимся произведением древнего зодчества является храм царицы Хатшепсут.

Фараон правил приблизительно в 1397-1388 г. до н.э., а это достаточно непродолжительный период. Согласно результатам исследований мумии, погиб он в молодом возрасте. Время его пребывания на престоле не ознаменовалось великими свершениями. Тутмос IV совершил несколько военных походов, но славу своих предшественников не повторил.

Прямые наследники Тутмоса I умерли в раннем детстве (два сына и дочь), осталась только одна дочь– Хатшепсут. Близкие родственные браки были обычным делом и ее отдали замуж за сводного брата (по отцу) Тутмоса II, сына от «не главной» жены. Он и стал следующим фараоном.

Годы правления Тутмоса

Если говорить о портретах великого правителя, то ученые считают, что его скульптурные изображения имеют мало общего с реальной внешностью. На основе изучения мумии специалисты сделали вывод, что он не отличался высоким ростом, но телосложение было правильным, крепким.

Многочисленные барельефы с изображением певцов и инструменталистов говорят о большом значении музыки в жизни египтян. Она звучала в быту, сопровождая различные трудовые процессы, массовые празднества, торжественные шествия. Во времена XVIII династии уже существовала дворцовая капелла. Основные музыкальные инструменты: арфы, флейты, лиры, лютни, барабаны и систр (металлическая трещотка). В эпоху XVIII династии наряду с дворцовой музыкой развивается военная, появляются первые оркестры с ударными инструментами и трубами.

Продолжалось активное строительство, как и при царице Хатшепсут, в том числе был возведен Карнакский храма Амона-Ра с обелисками. По свидетельствам, которые остались на стенах храмов и гробниц, фараон был достаточно разносторонним человеком, покровительствовал искусствам. Помимо выдающихся способностей полководца, он обладал широким кругозором и даже занимался моделированием сосудов из глины, проекты которых затем передавал ремесленникам. По приказам фараона в Египет завозили новые сорта растений и виды животных. При нем была сформирована постоянная профессиональная армия, строились корабли (кедр специально привозили из Ливии). Тутмос III возглавлял Египет 53 года. Экономическим и культурным подъемом государства ознаменовались именно его годы правления. Тутмоса и Хаммурапи разделяют во времени несколько сотен лет, но примечательно сходство между ними, оба правителя были не только великими полководцами, но и грамотными политиками. С именем Хаммурапи связано возвышение Вавилона, создание правового государства, а Тутмос III превратил Египет в сильнейшую империю, заслужив себе по праву звание «Наполеона Древнего мира», но не карателя, фараон проявлял гуманность к завоеванным народам, не учиняя бессмысленной резни и геноцида.

Годы правления Тутмоса I – 1504-1492 г. до нашей эры. Сказать о его происхождении сложно, ученые предполагают, что он был мужем сестры Аменхотепа I и не исключено, что сыном фараона Яхмоса I (основателя 18 династии). Время правления Тутмоса I – это начало завоеваний, которые значительно расширили границы Древнего Египта. В самом начале его царствования в Нубии произошло восстание. Царь лично участвовал в его подавлении, согласно древним хроникам, он поразил своим копьем вождя восставших людей. Нубия была полностью разорена и целые племена угнаны в рабство. Его завоевания на Юге продвинулись до третьего порога Нила, а на Севере — до реки Евфрат. Победоносные набеги обогатили казну за счет награбленного имущества и дани, выплачиваемой покоренными народами. Это способствовало активному строительству храмов. Тутмос I был первым фараоном, который отказался от пышного надгробия и предпочел обособить гробницу от своего поминального храма. Усыпальница строилась в обстановке крайней секретности, ее высекали в скале. В 1881 году там была обнаружена мумия фараона.

Все завоеванные в годы правления Тутмоса III территории были превращены в провинции Египта и управлялись на местах его наместниками. Многочисленные народы преподносили ему дань, как знак уважения и солидарности его политике. Завоевания Тутмоса III превратили Египет в очень могущественную, сильную державу. Ни одному из последующих фараонов не удалось расширить границы дальше, чем это было сделано при нем.

Фараон отличался активной военной политикой, но наиболее примечательны и известные следующие кампании:

Правители всех стран зажаты в руке твоей —

Я протягиваю руки свои, чтобы связать их для тебя;

Эта победоносная кампания произвела глубокое впечатление на народы Северной Сирии. Со всех сторон фараону присылали множество даров, включая богатые подношения из Вавилонии и страны хеттов, огромное количество которых было перевезено в Египет в качестве дани на кораблях, специально построенных для этой цели в одном из захваченных портов Ливана.

Когда фараон со своей армией находился в этой области, ему сообщили о стаде слонов, которые кормились и грелись в горных озерах Нии. Чтобы отвлечься от военной рутины, была устроена большая охота, и царь встретил стадо из ста двадцати животных. Во время этой охоты с Тутмосом едва не случилось несчастье. Одно разъяренное животное набросилось на него и, несомненно, убило бы, если бы отважный Аменемхеб не бросился на помощь фараону и не отрубил слону хобот мечом, «стоя в воде между двух скал».

Несмотря на великую победу, которую Тутмос III одержал в битве перед воротами Мегиддо в Ездрелонской долине, его конечная цель — завоевание Сирии до берегов Евфрата в среднем течении и гор Тавра и Аманоса, где богатые и могущественные торговые города оказывали жесткое сопротивление, чтобы сохранить свою свободу, — не была достигнута. Уарджет, который защищало войско из соседнего Тунипа, был захвачен, а Ардата была разграблена и разрушена. Здесь египетские солдаты пировали в богатых домах и пьянствовали в винных погребах местных жителей. Они напивались каждый день, и их «умащали маслом, как на пирах в Египте». Чтобы оставить город в полном подчинении и бессилии, царь приказал уничтожить все посевы, виноградники и фруктовые деревья на прилегающей территории, положив таким образом конец главному источнику прибыли населения. Пока армия фараона возвращалась в Египет по суше, два трофейных корабля перевозили захваченную в походе добычу. Однако Ардата, несмотря на все наказания, не была сокрушена. Поэтому фараон посчитал необходимым на следующий год — тридцатый год его правления — снова отправиться в поход на непокорный город, который он захватил и разграбил во второй раз. Население, пораженное больше, чем в предыдущий раз, решило признать власть египетского царя и регулярно платить требуемую дань. Судьбу Ардаты разделили Симира и Кадеш.

Тогда мое величество заставил их принести клятву и сказать: „Никогда впредь в нашей жизни не сделаем мы зла против Менхеперра [тронное имя Тутмоса III] — да живет он вечно — нашего господина, ибо мы видели силу его. Пусть он только даст дыхание нам согласно желанию его…“

Чтобы выразить глубокую благодарность, которую царь питал к Амону (см. вклейку фото 12), жрецы Карнака составили замечательную поэму о победе, в которой возвращающегося царя приветствовал и превозносил его божественный защитник.

Глава 7 Завоевания Тутмоса III

В двадцать пятый день восьмого месяца на двадцать втором году своего правления фараон Тутмос III миновал крепость Чару (Силэ), находившуюся на восточной границе Египта, «чтобы отразить тех, кто напал на границы Египта» и истребить тех, кто «склонен восстать против его величества». В Центральной и Северной Палестине образовался союз трехсот тридцати местных князей, душой которого являлись гиксосы, изгнанные из Авариса и Шарухена. В его распоряжении был царь Кадеша, который решился силой оружия противостоять любым попыткам Египта установить свое господство в Сирии. Похоже, лояльной по отношению к фараону осталась лишь Южная Палестина. После того как приготовления были завершены, Тутмос отправился в поход по большой военной дороге, которая тогда, как и сейчас, начинаясь в Кантаре (в районе современного Суэцкого канала), шла вдоль побережья Средиземного моря. В четвертый день девятого месяца на двадцать третьем году правления, в годовщину своего восшествия на престол, фараон прибыл в Газу. Проход продолжился через Ашкелон, Ашдод и Ямнию, где египетская армия, очевидно, покинула дорогу, проходящую через пустыню и связывавшую Ямнию с Яффой, чтобы пойти караванным путем в глубь страны вдоль предгорий и через горную цепь Кармель. Через одиннадцать дней после того, как Тутмос покинул Газу, он достиг города Ихем у подножия горы. Там ему сообщили, что враги расположились на другой стороне, в Ездрелонской долине, и избрали в качестве центра своей обороны укрепленный город Мегиддо.

Я даровал тебе отвагу и победу над всеми странами;

«Тогда этот упавший [владыка Кадеша] вместе с князьями, что были с ним, сделал, чтобы все их дети вышли к моему величеству со многими предметами из золота и серебра, всеми их лошадями с их сбруей, их большими колесницами из золота и серебра с их раскрашенными частями, всеми их боевыми доспехами, их луками, их стрелами и всем их оружием — несомненно, теми вещами, с которыми они пришли воевать против моего величества. И теперь они принесли их в качестве дани моему величеству, пока стояли они на стенах своих, прославляя мое величество, чтобы могло им быть даровано дыхание жизни.

С захватом Мегиддо фараон одним ударом снова победил всю Северную Палестину, оставшиеся правители Сирии поспешили выразить свою лояльность, послав завоевателю дары. Даже царь Ассирии отправил из своей далекой резиденции на Тигре свою часть «дани», состоявшую из больших кусков ляпис-лазури и нескольких дорогих ассирийских сосудов. Побежденных правителей заставили отдать заложников, которые были посланы в Египет, и не стоит сомневаться, что многие дочери сирийских царей были отправлены в гарем фараона. В качестве вечного напоминания об этой великой победе Тутмос велел, чтобы в большом храме в Карнаке были вырезаны три списка завоеванных городов. Каждый из них представлен овалом, в котором иероглифами написано его название, и увенчан бюстом человека со связанными за спиной руками. Этот человек, с большим крючковатым носом, выступающими скулами и остроконечной бородой, явно олицетворял сирийца. В одной из сопровождающих сцен фараон изображен как завоеватель Азии в короне Нижнего Египта, держащий за волосы нескольких коленопреклоненных азиатов, которых он побивает булавой, в то время как богиня Фив приближается к нему справа, ведя за собой связанные веревкой разные захваченные сирийские города, чтобы преподнести их царю.

Приходи ко мне, радуясь, что видишь мою красоту, о сын мой, защитник мой, Тутмос…

На 30-ом году правления, Тутмос предпринимает свой 6-й поход с целью расширения завоеванных территорий и захвата важнейшего военно-политического центра Сирии Кадеша. Поход решено было предпринять морской. По Средиземному морю корабли доплыли до Финикии и, можно предположить, что египетские войска высадились в Симире. Ведь именно отсюда открывался наиболее короткий и удобный путь, ведший по долине реки Элейтероса (Нар-эль-Кебир) в долину Оронта. С другой стороны, захват большого города Симиры позволял египетским войскам укрепить свои позиции на финикийском побережье. Предположение, что египтяне высадились в Симире, подтверждается и тем, что, согласно , египетские войска после осады Кадеша вернулись обратно в Симиру, которая названа египетским летописцем Джемара. Из Симиры египетское войско пошло на Кадеш. Кадеш лежал на западном берегу Оронта. Небольшой приток с запада соединялся с Ороном непосредственно севернее города так, что последний находился между ними. Поперек косы, южнее города был прорыт канал, который можно проследить ещё и теперь и который, несомненно, существовал в дни Тутмоса, он соединял оба потока, и благодаря этому город был со всех сторон окружён водой. Высокие стены, в довершение к сказанному, делали его пунктом очень укреплённым. Кадеш был, вероятно, самой грозной крепостью в Сирии. Осада Кадеша продолжалась с весны до осени, так как египтяне успели снять урожай в окрестностях города, но взять город Тутмос так и не смог, а ограничился только опустошением его окрестностей.

После чего Тутмос вернулся в Фивы, уведя с собой в Египет в качестве заложников старших сыновей царьков, выразивших ему покорность. Таким образом, Тутмос III дал начало практике, которой египетская администрация пользовалась на протяжении всего Нового царства, так как она одновременно и нейтрализировала возможность антиегипетских волнений, и обеспечивала лояльность к власти фараона местных правителей городов Восточного Средиземноморья, воспитанных при египетском дворе. На стене Третьего пилона сохранился почти полный список сирийско-палестинских городов входящих в союз разгромленный фараоном у Мегиддо.

В конце 22-го года правления Тутмоса, 19 апреля египетское войско, возглавляемое фараоном, из пограничной крепости Чару (греч. Силэ) выступило в свой первый за долгое время поход. Через 9 дней (28 апреля) Тутмос в Газе (Аззату) отметил свою 23-летнюю годовщину вступления на престол. На 24-й день похода (14 мая) египетское войско достигло подножия хребта Кармель. По египетским сведениям, вся страна до крайнего севера была охвачена «восстанием на (то есть против) его величество». По ту сторону гор, в Ездраелонской долине, у города Мегиддо, египтян поджидало союзное войско сирийцев. «Триста тридцать» сиро-палестинских властителей, каждый со своим воинством решились совместно преградить здесь дорогу египетскому царю. Главой союза был властитель Кадеша на Оронте, сумевший поднять на борьбу с Египтом едва ли не всю Сирию-Палестину.

Военные походы Тутмоса III

На обратном пути в Симиру, египтяне вторично взяли город Иартиту и полностью разрушили его. Чтобы окончательно подавить сопротивление непокорных сирио-финикийских князей, Тутмос взял в качестве заложников их детей и братьев и увёл их с собою в Египет. «Анналы Тутмоса III» отмечают это событие в следующих словах: «И вот доставлены были дети князей и братья их, чтобы содержаться в укрепленных лагерях Египта». Фараон старался подчинить этих заложников египетскому культурному и политическому влиянию, чтобы воспитать из них будущих друзей Египта. Поэтому , множество крупного и мелкого рогатого скота, ослов, ценные сорта дерева и роскошные изделия из дерева — кресла и деревянные части палатки, украшенные бронзой и драгоценными камнями.

В сражении, происшедшем на 26-ой день похода (15 мая) коалиция мятежников была разбита, и вражеские воины и их полководцы бежали под охрану стен Мегиддо, побросав своих коней, свои колесницы и своё оружие. Однако ворота города, в страхе перед египетскими воинами, оказались заперты и жители города были вынуждены поднимать своих беглецов на стены с помощью связанных одежд и верёвок. Хотя и царь Мегиддо и царь Кадеша смогли таким образом спастись, в плен попал сын царя Кадеша. Египтяне, однако, не смогли воспользоваться выгодным моментом и взять город с ходу, так как занялись собиранием брошенного противником снаряжения и оружия и грабежом покинутого им лагеря[1]. Египтяне захватили 3400 пленных, более 900 колесниц, более 2000 лошадей, царское имущество и множество скота.

В честь своей грандиозной победы Тутмос III устроил в столице три праздника, продолжавшиеся по 5 дней. В ходе этих праздников фараон щедро одарил своих военачальников и отличившихся солдат, а также храмы. В частности, во время главного 11-дневного праздника, посвященного Амону, — Опет, — Тутмос III передал храму Амона три захваченных в Южной Финикии города, а также обширные владения в самом Египте, на которых работали захваченные в Азии пленные.

В настоящее время не представляется возможным отождествить название города Уарджет (Уарчет), который, как указывает летописец, был захвачен во время этого похода. Судя по дальнейшему тексту «Анналов», можно думать, что Уарджет был довольно крупным финикийским городом, так как в нём, по словам летописца, находился «склад жертв» и, очевидно, кроме того, святилище Амона-Хорахте, в котором фараон принёс жертвы фиванскому верховному богу. По-видимому, в этом большом финикийском городе находилась довольно значительная египетская колония. Имеются основания предполагать, что Уарчет находился сравнительно недалеко от Тунипа, и входил в сферу влияния этого крупного города Северной Сирии, так как фараон при занятии Уарчета захватил вместе с другой большой добычей «гарнизон этого врага из Тунипа, князя этого города». Вполне естественно, что правитель Тунипа, экономически и политически тесно связанный с городами финикийского побережья, опасаясь египетского нашествия, направил в Уарчет вспомогательные войска, для того чтобы общими усилиями отразить натиск египетских войск.

На обратном пути египетский фараон опустошил большой финикийский город Иартиту с «его запасами зерна, вырубив все его хорошие деревья». Победы, одержанные египетскими войсками над неприятелем на финикийском побережье, отдали в руки египтян богатый земледельческий район. По словам летописца, страна Джахи, занятая египетскими войсками, изобиловала садами, в которых росли многочисленные плодовые деревья. Страна была богата зерном и вином. Поэтому египетское войско было обильно снабжено всем тем, что ему полагалось получать во время похода. Иными словами, богатое финикийское побережье было отдано на разграбление египетскому войску. Судя по тому, что в описании пятого похода Тутмоса III в Переднюю Азию упоминается лишь о взятии одного города Уарджета и об опустошении одного лишь города Иартиту, остальные города финикийского побережья не были захвачены египтянами. Именно поэтому египетский писец, описывая богатства страны Джахи, перечисляет лишь фруктовые сады, вино и зерно, которые попали в руки египетских воинов, что и дало возможность снабдить войско всем необходимым. С этим согласуется и перечисление тех приношений, которые были доставлены фараону во время этого похода. В этом списке приношений обращает на себя внимание большое количество крупного и мелкого рогатого скота, хлеба, зерна, пшеницы, лука, «всяких хороших плодов этой страны, оливкового масла, меда, вина», то есть главным образом продуктов сельского хозяйства. Другие ценности перечислены либо в очень небольшом количестве (10 серебряных блюд) или в самой общей форме (медь, свинец, лазурит, зелёный камень). Очевидно, всё местное население скрылось со своими ценностями за крепкими стенами многочисленных финикийских городов, которые египетское войско не смогло занять.

Таким образом, наиболее важным результатом пятого похода Тутмоса III был захват страна Джахи (Финикии) — богатого земледельческого района, давшего несколько опорных пунктов на финикийском побережье. Этот плацдарм позволил бы во время следующей кампании высадить здесь уже более крупные военные силы с целью проникновения в долину Оронта и захвата наиболее важных городов внутренней Сирии. Несомненно, настроение египетского войска должно было быть приподнятым, так как, по словам летописца, . Такими наивными словами и весьма откровенно охарактеризовал египетский писец материальную обеспеченность египетского войска, одержавшего в Финикии ряд крупных побед.

Скорее всего, именно к этому походу относится интересный исторический роман поздней редакции, повествующий о взятии Иоппии египетским полководцем Джхути (Тути). Этот Джхути будто бы вызвал царя Иоппии и его солдат к себе в лагерь для переговоров, и там напоил их допьяна. Тем временем он велел посадить сто египетских солдат в громадные горшки из под вина и отнести эти горшки в город, — якобы добычу царя города. Конечно же в городе спрятавшиеся солдаты повыскакивали из горшков и напали на неприятеля; в результате Иоппия была взята. Нельзя не усмотреть в этом сказании мотива, общего с историей о троянском коне.

За время первого похода Тутмос захватил также три города в Верхнем Речену: Инуаму, Иниугаса и Хуренкару (точное местонахождение которых неизвестно), где было захвачено ещё более двух с половиной тысяч пленных и огромные ценности в виде драгоценных металлов и искусстных вещей. В довершение всего Тутмос заложил весьма сильную крепость в стране Ременен, он назвал «Мен-хепер-Ра связывающий варваров», причём он употребляет то же редкое слово для «варваров», которое Хатшепсут прилагает к гиксосам. Из этого видно, что Тутмос рассматримал свой поход против сирийских князей, как продолжение войны с гиксосами, начатой его предком Яхмосом I. В свете этого становится понятным почему Манефон (в передаче Иосифа Флавия) приписывает победу над гиксосами Тутмосу III, которого он называет Мисфрагмуфосисом (от тронного имени Тутмоса — Менхеперра).

В анналах Тутмоса ничего не сохранилось о 2, 3, 4-м походах. Видимо, в это время Тутмос укреплял свою власть над завоеванными территориями. На 29-ом году своего правления, Тутмос предпринял свой 5-й поход в Переднюю Азию. К этому времени сирио-финикийские княжества образовали новую антиегипетскую коалицию, в которой значительную роль стали играть, как прибрежные финикийские города, так и города Северной Сирии, среди которых выдвинулся Тунип. С другой стороны, Египет, мобилизуя как свои собственные ресурсы, так и ресурсы завоеванных ранее областей Палестины и Южной Сирии (Хару и Нижнего Речену), стал готовиться к новой большой военной кампании в Передней Азии. Прекрасно понимая, что Египет никогда не сможет господствовать в Сирии, если он не встанет прочной ногой на финикийском побережье, Тутмос III организовал флот, задачей которого было покорение городов финикийского побережья и охрана морских коммуникаций, ведших из Финикии в Египет. Весьма возможно, что этим флотом командовал именно тот старый сподвижник не только Тутмоса III, но ещё и Тутмоса II, вельможа Небамон, которого Тутмос III назначил командиром . Пятый поход Тутмоса III имел целью изолировать Кадеш от его сильных союзников на финикийском побережье и тем создать благоприятные условия для полной блокады и дальнейшего захвата Кадеша.

xai-m-nsrt aA-pHti — Хаэмнесерет-Аапехти — «Появляющийся со своим уреем, с большой силой»

Изображение Тутмоса I в храме Хатшепсут в Дейр-эль-Бахри

«Царь был уже в преклонном возрасте на момент своей смерти, и ему было за 50 лет, судя по износившимся и разрушенным зубам, полости которых были заполнены остатками египетского хлеба. Тело, хоть и малое, истощенное, свидетельствует о необычайной мышечной силе, голова лысая, черты лица просматриваются, а рот до сих пор сохранил характерное выражение проницательности и хитрости.»

Кто правил раньше тутмос и хеопса

В конечном счёте, мумия Тутмоса I была обнаружена в 1881 году в скальном тайнике в Дейр эль-Бахри возле поминального храма Хатшепсут. Он был захоронен там вместе с другими представителями XVIII-й и XIX-й Династий — Яхмосом I, Аменхотепом I, Тутмосом II, Тутмосом III, Рамзесом I, Сети I, Рамзесом II и Рамзесом IX, — а также с представителями XXI-й династии — фараонами Пинеджемом I, Пинеджемом II и Сиамоном.

После коронации Тутмоса I Нубия восстала против Египетского государства. Судя по заупокойной автобиографической надписи некоего Яхмеса, сына Эбана, Тутмос путешествовал вверх по Нилу и сражался в битвах, в одной из которых он лично убил вождя нубийцев. После своей победы, прежде чем вернуться в Фивы, фараон велел повесить тело повергнутого врага вниз головой на нос своей ладьи. После этих событий, на третьем году своего правления, он возглавил ещё один военный поход в Нубию, во время которого приказал расчистить канал, построенный у Первого нильского порога еще при фараоне Сенусерте III из XII-й Династии в целях обеспечения более легкого путешествия вверх по течению реки из Египта в Нубию. В дальнейшем это помогло интегрировать нубийские земли в Египетскую империю. Данное событие упоминается в двух отдельных надписях, авторство которых приписывается царскому сыну Туру:

«Год 3-й, первый месяц третьего сезона, день 22-й правления Великого Царя Верхнего и Нижнего Египта, Аахеперкара, дарующего жизнь. Его Величество приказал вырыть этот канал после того, как обнаружил, что он был заполнен камнями [так, что корабль] не [мог плыть по нему]»

Тутмосу I пришлось столкнуться с ещё одной военной угрозой — очередным восстанием в Нубии на четвёртом году своего правления. После его подавления влияние Египта распространилось ещё дальше на юг, о чем свидетельствует соответствующая надпись, обнаруженная в далёком южном городе Кургус, который находился южнее Четвертого нильского порога. Во время своего последующего правления Тутмос I сумел осуществить целый ряд стратегических проектов, которые на ближайшие 500 лет пресекли любые попытки Нубии получить независимость. Он расширил храм Сенусерта III и бога Хнума недалеко от Семны. Существуют также записи, описывающие особые религиозные обряды, которые наместник фараона в эль-Кабе должен был проводить во всех нубийских храмах, как доверенное лицо царя. Также Тутмос назначил человека по имени Тури на должность вице-правителя Куша, также известного как «Царский сын Куша». С гражданскими представителеми фараона, постоянно находящимися в Нубии, жители этой страны не решались на восстания так часто, как ранее, и легко контролировались всеми будущими египетскими царями Нового Царства.

Он также построил множество храмов в Египте, в том числе и свою собственную гробницу в Долине Царей; также этот фараон является первым египетским царём, который построил усыпальницу в этом месте (хотя, возможно, что до него это сделал Аменхотеп I). Его преемником стал родной сын Тутмос II, которого, в свою очередь, сменила его сестра Хатшепсут. Правление Тутмоса I, как правило, датируется 1506-1493 гг. до н.э., однако некоторые ученые считают, что для вычисления точного времени его царствования следует использовать древние астрономические наблюдения из Мемфиса, согласно которым этот период может относится к 1526-1513 гг. до н.э.

Обелиск Тутмоса I возле четвертого пилана храма в Карнаке

Перевод статьи с английского осуществлен для проекта «Египтопедия». Данный текст является авторской собственностью. Если Вы хотите разместить данную статью у себя на сайте, просьба разместить активную ссылку на сайт «Egyptopedia.info»

Голова статуии фараона XVIII династии, возможно, Тутмоса I. Британский музей, Лондон

Ḏḥwty-ms(jw)-ḫˁ-mj-rˁ — Джехутимес Хамура — «Рождённый Тотом, образ Ра»