Наследование усыновителем

Блог

Правила, регулирующие наследование усыновленными и усыновителями, основаны на следующих положениях:

• если один из кровных родителей усыновленного ребенка умер, то по просьбе дедушки или бабушки ребенка могут быть сохранены личные неимущественные и имущественные права и обязанности по отношению к родственникам умершего кровного родителя, если этого требуют интересы ребенка (п. 4 ст. 137 СК РФ). Это правило также распространяется и на наследственные права.

• при отмене усыновления (ст. 143 СК РФ) правоотношения кровных родителей и детей восстанавливаются, следовательно, восстанавливается и право наследования по закону;

б) доказательством могут служить только документы, подтверждающие соответствующие отношения наследников с наследодателем;

г) в случае установления необходимых фактов судом наследник предоставляет нотариусу копию решения суда, вступившего в законную силу, заверенную в соответствии с законом;

• в случае, когда усыновленный сохраняет по решению суда отношения с одним из кровных родителей и другими родственниками по происхождению, указанные выше правила не действуют, т.е. право наследования по закону у названных лиц сохраняется (п. 3 ст. 1147 ГК РФ);

а) установить круг наследников данного наследодателя на момент его смерти;

в) в случае невозможности представления таких документов наследники должны обратиться в суд общей юрисдикции для установления факта родственных, брачных либо иждивенческих отношений;

• прекращение наследственных прав кровных родителей в отношении усыновленных детей и наоборот происходит лишь при наследовании по закону, но не по завещанию;

д) в качестве документов, доказывающих наличие соответствующих отношений между наследником и наследодателем, могут быть представлены:

е) факт иждивенчества устанавливается в судебном порядке в случае невозможности подтвердить его документами;

• при усыновлении ребенка только одним лицом неимущественные и имущественные права и обязанности могут быть сохранены по желанию матери, если усыновитель – мужчина, или по желанию отца, если усыновитель – женщина (п. 3 ст. 137 СК РФ). Это правило распространяется и на наследственные права;

У родных детей и усыновленных имеются одинаковые права на наследственное имущество, оставленное после смерти усыновителя.

2. Усыновленный и его потомство не наследуют по закону после смерти родителей усыновленного и других его родственников по происхождению, а родители усыновленного и другие его родственники по происхождению не наследуют по закону после смерти усыновленного и его потомства, за исключением случаев, указанных в пункте 3 настоящей статьи.

Усыновление ребенка подлежит государственной регистрации в порядке, установленном для государственной регистрации актов гражданского состояния.

Наследование в соответствии с настоящим пунктом не исключает наследования в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи.

3. В случае, когда в соответствии с Семейным кодексом Российской Федерации усыновленный сохраняет по решению суда отношения с одним из родителей или другими родственниками по происхождению, усыновленный и его потомство наследуют по закону после смерти этих родственников, а последние наследуют по закону после смерти усыновленного и его потомства.

Усыновители могут быть призваны к наследованию после детей (например, внуков, правнуков) усыновленных.

По общему правилу юридически установленные актом усыновления связи являются нерасторжимыми. Поэтому достижение усыновленным совершеннолетия не прекращает сложившихся отношений с усыновителем, независимо от того, будут ли они впоследствии проживать совместно или общаться. Прекращение этих отношений возможно с отменой усыновления в установленном законом порядке.

Соответственно, при сохранении личных неимущественных и имущественных прав и обязанностей усыновленный и соответствующие кровные родственники наследуют друг после друга на общих основаниях, в том числе сохраняется и право на обязательную долю в наследстве.

В то же время усыновленные дети утрачивают имущественные права по отношению к своим физическим родителям. Поэтому усыновленные и их потомство не наследуют после смерти своих кровных родственников, а кровные родственники усыновленного не наследуют после смерти усыновленного и его потомства (подп. «г» п. 10 Постановления Пленума ВС РСФСР от 23.04.91 N 2 «О некоторых вопросах, возникающих у судов по делам о наследовании» (в ред. от 25.10.96) ). В том числе и при усыновлении брата и сестры в разные семьи их естественная родственная связь юридически прерывается, они не могут являться наследниками по закону на этом основании друг после друга.

Дети, усыновленные после смерти лиц, имущество которых они имели право наследовать, не утрачивают право на долю в наследственном имуществе как наследники по закону, поскольку ко времени открытия наследства правоотношения с наследодателем, являющимся их родителем, не были прекращены (подп. «г» п. 10 Постановления Пленума ВС РСФСР от 23.04.91 N 2).

Наследование усыновителем

Усыновление прекращается со дня вступления в законную силу решения суда об отмене усыновления (ст. 140 СК). При отмене судом усыновления ребенка взаимные права и обязанности усыновленного ребенка и усыновителей (родственников усыновителей) прекращаются и восстанавливаются взаимные права и обязанности ребенка и его родителей (его родственников), если этого требуют интересы ребенка (ст. 143 СК).

Аналогично решается вопрос о наследовании усыновленным после своих родителей. В соответствующих случаях вместе с усыновителями могут наследовать и родители, и иные родственники усыновленного.

  • если ребенок будет усыновлен одним лицом, могут быть сохранены его наследственные отношения с одним из родителей при их желании. Отец усыновленного может принять соответствующее решение, если усыновителем выступает женщина. Его матери это право дается, если усыновитель — мужчина;
  • в случае смерти одного из кровных родителей усыновленного, по желанию дедушки или бабушки ребенка (отца или матери умершего) сохраняются наследственные права по отношению к кровным родственникам родителя;
  • окончательное решение о сохранении отношений родителей и усыновленного определяется судом и указывается в соответствующих документах.
  • Усыновитель по своему желанию может потребовать изменения записи о рождении ребенка в органах ЗАГС. Таким образом, все сведения о родственниках по крови могут быть потеряны, а тайна усыновления сохранена. С другой стороны, если записи о факте рождения ребенка другими лицами изменены не были, подтверждение родства не вызывает сложностей.

    При соблюдении необходимых условий усыновленный и его потомки имеют права на наследство после кровных родственников по линии одного из родителей. Последние, в свою очередь, сохраняют за собой право наследовать после него или его потомков на основании статей главы 63 ГК РФ. Усыновленный, сохранивший отношения с кровными родственниками, сохраняет также и возможность наследования после усыновителя, приравненного к родителю по происхождению.

    Усыновленный в случае смерти одного из усыновителей получает долю в наследстве в качестве наследника первой очереди по закону (ст. 1142 ГК РФ). На него также распространяются правила статей 1146 и 1149 ГК РФ. Если, в соответствии со ст. 137 СК РФ, у усыновленного сохраняются права на наследство после одного из кровных родителей, он не теряет соответствующих прав по отношению к усыновителю.

  • усыновление может быть произведено только по желанию гражданина, выступающего в роли усыновителя. Порядок усыновления должен соответствовать правилам действующего законодательства. Решение о передаче ребенка лицу (лицам) на усыновление принимается судом;
  • представители органа опеки и попечительства выносят заключение о возможности усыновителя обеспечить ребенку условия, соответствующие его интересам;
  • передача ребенка на усыновление и контроль над условиями, в которых он живет и воспитывается в пределах границ Российской Федерации, определяется Правительством РФ;
  • в день, когда решение суда об усыновлении вступает в силу, усыновленный и усыновитель получают установленные законом права и обязанности по отношению друг к другу. В срок до трех дней после этого судом отправляется соответствующий документ (выписка) в орган ЗАГС;
  • факт усыновления подлежит госрегистрации в установленном порядке.
  • Порядок усыновления определяется ст. 125 СК РФ, из которой следует:

    Наследство усыновленным детям

    Наблюдаются проблемы в случаях, когда произошла отмена усыновления, и ребенок должен быть возвращен кровным родителям. Наследственные отношения между ними восстанавливаются только после принятия судом решения об этом. Право на долю в наследстве усыновителя также аннулируется только после утверждения судебного решения.

    По решению суда может быть принято решение об отмене усыновления. На основании ст. 143 СК РФ, после отмены усыновления восстанавливаются права и обязанности ребенка и его кровных родителей, если это не противоречит интересам самого ребенка (пункт 1). В тех же случаях, когда родителей нет или возврат им ребенка будет противоречить его интересам, он передается представителям органов, занимающихся опекой и попечительством.

    Статья 124 СК РФ определяет понятия усыновления. В него входит устройство детей, родители которых не могут или не хотят осуществлять опеку над ними. Из указанной статьи следует, что усыновить можно только несовершеннолетнего ребенка. Усыновление производится только в его интересах и с выполнением правил п. 1 ст. 123 СК РФ. В качестве усыновителя выступают только лица, которые были признаны способными обеспечить ребенку необходимые условия. Не допускается усыновление родных сестер и братьев в разные семьи. Исключением становятся случаи, когда разделение совершено в интересах усыновленных.

    Согласно п. 2 ст. 1147 ГК РФ, после усыновления ребенок и его потомство не имеют прав на получение наследства от кровных родственников. Исключение возможно при наследовании по завещанию или в случае, оговоренном в пункте 3 данной статьи.

    На основании п. 1 ст. 1147 ГК РФ, усыновленный и усыновитель (усыновители) приравниваются к кровным родственникам. Возникающие вследствие этого имущественные и неимущественные отношения распространяются также на родственников усыновителя и потомков усыновленного.

    Правовые последствия усыновления ребенка определены ст. 137 СК РФ. Исходя из нее, усыновленные и их потомство приравнивается к кровным родственникам по отношению к усыновителю и его родственникам. Обе стороны получают имущественные и неимущественные права и обязанности по отношению друг к другу. При этом прекращаются соответствующие отношения между ребенком и его родителями по крови. Однако если усыновителем выступает одно лицо, могут сохраниться отношения с отцом или матерью по крови при их желании.

    Согласно п. 1 ст. 1146 ГК, в случае смерти наследника до момента смерти наследодателя или одновременно с ним, то полагаемая ему доля в наследстве при смерти наследодателя переходит по праву представления к потомкам такого наследника. Право представления действует лишь в отношении потомков первых трех очередей наследников, о чем прямо сказано в указанной статье – на остальные очереди наследования, как и на предков этих наследников, указанное право не распространяется.

    Согласно п. 1 ст. 1141 ГК, наследование по закону осуществляется в порядке очередности, между восьмью группами (очередями) наследников. Отнесение конкретного правопреемника к одной из очередей происходит в соответствии с волей закона, в зависимости от степени родства наследника по отношению к умершему. Каждая последующая очередь получает право на наследство только в случае, когда представители предыдущей очереди отсутствуют, отказались или отстранены от наследования, не приняли наследство и т.д.

    Положениями ст. 1145 ГК, законодатель определяет круг лиц, входящих в 4–7 очереди наследников по закону. Законодателем также уточнен принцип, по которому тот или иной преемник относится к соответствующей категории – по степени родства, определяемой числом рождений, отделяющих наследодателя и потенциального наследника, притом, что рождение самого умершего в таком случае не учитывается.

    • Правопреемники по праву представления не могут претендовать на долю в наследстве, признанную обязательной (ст. 1149 ГК). Данный вывод вытекает из того, что на нее могут претендовать лишь лица, на которые прямо указано в законе – те, кто наследуют по праву представления, в круг таких лиц не входят.
    • По праву представления, согласно п.п. 2,3 ст. 1146 ГК, не могут получать наследство потомки правопреемников, которые по тем или иным причинам были лишены наследства (лишались его в порядке завещания (ст. 1119 ГК) или были признаны недостойными (ст. 1117 ГК)). Что примечательно, указанные потомки также могут быть лишены прав на наследование, при соответствующем указании о том в завещании или при признании их недостойными.
    • Переход наследственных прав по праву представления к потомкам наследника осуществляется сразу после его смерти – правила правопреемства здесь неприменимы, а сама доля в наследстве, полагаемая умершему наследнику, в его наследственную массу не входит. Таким образом, потомки правопреемника, получающие наследство по праву представления, далеко не во всех случаях могут претендовать на наследство самого умершего наследника.
    • На указанный порядок правопреемства в порядке представления, распространяются правила ст. 1116 ГК. Таким образом, по праву представления могут наследовать правопреемники, родившиеся после смерти наследодателя, однако рожденные уже после нее.

    Право представления у потомков наследника возникает в порядке очередности – лишь тогда, когда наследник, если бы он был жив, призывался к наследованию. Право представления имеет массу других особенностей:

    При указании на последующие очереди наследования, законодатель определяет также их степень родства, что обусловлено необходимостью упрощения процедуры определения круга родственников, которые могут, в том или ином случае, быть призваны к наследованию. Так, к последующим очередям правопреемников относят:

    Среди наследников законодатель выделяет особую группу лиц, призываемых к наследованию и имеющих обязательную долю в наследстве, независимо от наличия завещания и его содержания. Согласно п. 1 ст. 1149 ГК, к таким лицам относятся нетрудоспособные наследники первой очереди, а также нетрудоспособные иждивенцы наследодателя.

    Положениями ст. 1144 ГК РФ, к третьей очереди наследников законодатель относит родных дядю и тетю наследодателя. Указанные лица, исходя из общего принципа наследования по закону, получают права наследования лишь в тех случаях, когда преемники первой и второй категорий отсутствуют, отказались от наследства, не приняли его, отстранены или признаны недостойными.

  • Ввиду того, что усыновленный теряет какие-либо правовые связи со своими родственниками по происхождению (в том числе и родными родителями), согласно п. 2 ст. 1147 ГК, он, как и его потомство, также теряет возможность наследования за ними. Аналогично этому, его родители и другие родственники по происхождению не могут быть правопреемниками усыновленного и его потомков.
  • Исключение из данного правила предусмотрено п. 3 ст. 1147 ГК, согласно которому, в случаях, когда усыновленный сохраняет какие-либо семейные отношения с родственниками по происхождению согласно решению суда о том, то он вправе наследовать за такими родственниками, как и они за ним. Что интересно, если усыновленный сохраняет отношения с одним из родителей, то он сохраняет отношения со всеми его родственниками.
  • Исходя из этого, усыновленный в равной степени может наследовать имущество как за усыновителем и его родственниками, так и за своими кровными родственниками, с которыми он поддерживает отношения. Однако, после смерти усыновленного, к наследованию его имущества могут быть признаны не только его потомки, но и усыновитель и его родственники, а также другие кровные родственники.
  • В отношениях между усыновителями и усыновленными, приравнивание их к кровным родственникам осуществляется не только между ними самими, но и в отношении их родственников. Таким образом, наследником по отношению к умершему может выступать даже лицо, усыновленное одним из родителей умершего. Кроме того, про наследование в рамках второй очереди необходимо знать, что:

    Очереди наследников по закону

    Отношения непосредственно между усыновителем и усыновленным, расцениваются как отношения между детьми и родителями. Таким образом, усыновитель и усыновленный относятся к числу представителей первой очереди наследования. Их родственники и потомки, наследуют друг за другом также в порядке очередности, в зависимости от степени родства по отношению к усыновителю или усыновленному соответственно.

    Указанные правопреемники могут претендовать на обязательную долю, независимо от наличия на то согласия других наследников или воли наследодателя, что в некоторой мере нарушает свободу завещания (ст. 1119 ГК). Кроме того, необходимо помнить, что:

    В соответствии с п. 4 ст. 137 СК РФ, если один из родителей усыновленного ребенка умер, то по просьбе родителей умершего родителя (дедушки или бабушки ребенка) могут быть сохранены личные неимущественные и имущественные права в обязанности по отношению к родственникам умершего родителя, если этого требуют интересы ребенка. Данное положение в доктрине семейного права иногда толкуется как указание на сохранение отношений усыновленного только с его бабушкой и дедушкой [7] . В литературе наследственного права аналогичной позиции придерживаются Ю. К. Толстой [8] , A. Л. Маковский [4] и М. Л. Шелютто, признающие наследственные права усыновленного только в отношении дедушки или бабушки со стороны умершего родителя. При этом основным доводом А. Л. Маковского является недопустимость сохранения судом "по просьбе одного лица (дедушки или бабушки усыновленного)" родственных отношений и вытекающих из них наследственных прав усыновленного "по отношению к любым другим родственникам его умершего родителя — дяде, тете, двоюродным братьям и сестрам и т.д.". В то же время судебная практика придерживается буквального толкования п. 4 ст. 137 СК РФ, подразумевая под "родственниками умершего родителя", в отношении которых по решению суда могут быть сохранены права и обязанности усыновленного, не только дедушку или бабушку, но и "тетю, дядю, других близких родственников". За буквальное толкование п. 4 ст. 137 СК РФ, а следовательно, и за признание наследственных прав усыновленного в отношении всех кровных родственников со стороны его умершего родителя, в литературе выступают, в частности, Р. И. Виноградова и В. С. Репин, М. В. Телюкина, З. Г. Крылова и Т. Д. Чепига.

    Сторонником именно буквального толкования анализируемых положений семейного законодательства выступает А. Л. Маковский, считающий, что "закон совершенно определенно устанавливает возможность сохранения родственных отношений с родителями ребенка, но не с родственниками по линии этого родителя", а потому наследование усыновленного и его потомков в таких случаях возможно "после смерти родителя (но не других его кровных родственников)" [4] . Позицию А. Л. Маковского в литературе разделяют М. В. Антокольская, З. Г. Крылова и Т. Д. Чепига [5] , признающие наследственные права усыновленного только в отношении "одного из родителей, сохранившего отношения с ребенком". Аналогичный взгляд поддерживался и судебной практикой [6] . Итак, какой же из вариантов толкования отвечает подлинному намерению законодателя? В литературе об этом имеется следующее мнение, с которым мы склонны согласиться осуществленные права усыновленного ограничиваются отношениями с родственниками своего единственного усыновителя, которым закон придает значение отношений с кровными родственниками, включая отношения, связанные с наследованием имущества. Ребенок, усыновленный одиноким усыновителем, сможет наследовать только после родных детей, родителей, братьев и сестер усыновителя и других его кровных родственников. В таких условиях сохранение отношений усыновленного с одним из своих родителей призвано обеспечить не только личные неимущественные права ребенка, но и его имущественные интересы, в том числе право унаследовать имущество после своего родителя. Представляется, что в данном случае нет никаких препятствий для того, чтобы, сохраняя отношения с отцом или матерью, ребенок сохранял отношения и со своими братьями и сестрами, дедушкой и бабушкой, дядями и тетями и т.д. Такой подход позволяет восполнить семейный круг ребенка, неполнота которого ввиду усыновления его одиноким усыновителем может неблагоприятно отразиться не только на его воспитании и развитии, но и на его благосостоянии. Какие-либо разумно понимаемые правовые препятствия для такого восполнения семейного круга ребенка, как представляется, отсутствуют, когда усыновитель и родитель, с которым сохраняются отношения, являются лицами разного пола. Кроме того, достаточной гарантией от неблагоприятных последствий сохранения отношений с одним из родителей является не только судебный порядок усыновления сам по себе, но и необходимость специального указания о сохранении таких отношений в решении суда (п. 5 ст. 137 СК РФ). Следовательно, сохранение усыновленным прав и обязанностей в отношении одного из своих родителей применительно к наследственным отношениям должно означать, что такой усыновленный может наследовать не только по линии одинокого усыновителя и его кровных родственников, но и по линии всех своих кровных родственников со стороны родителя, с которым этот усыновленный сохраняет отношения по решению суда. Для практического воплощения указанной рекомендации необходимо внести соответствующие изменения в указанную статью СК РФ.

    А. Л. Маковский, например, предлагает определять последствия в зависимости от того, были ли к моменту вступления решения суда об отмене усыновления в законную силу осуществлены усыновленным наследственные права, которыми он пользовался в силу факта усыновления. Если усыновленным наследство было надлежащим образом принято до вступления решения суда в законную силу, то, по мнению данного автора, его наследственные права осуществлены и, следовательно, не подлежат прекращению [13] . Представляется, что подобное толкование без достаточных оснований ущемляет права лиц, приобретших наследственные права на законных основаниях, но по каким-либо обстоятельствам не успевших принять наследство. С указанной позицией трудно согласиться еще и потому, что в наследственном праве традиционно защищается не только право на принятое наследство, но и право на получение наследства или, как оно называется в некоторых статьях ГК РФ, "право наследования".

    К числу сложных вопросов наследственного права относится и вопрос о влиянии на наследственные права усыновленного произошедшего после открытия наследства вступления в законную силу решения об отмене усыновления. Законом данный вопрос не урегулирован. Проблема заключается в том, что остается неясным: утрачивает ли усыновленный наследственные права, возникшие из наследства, открывшегося до вступления в законную силу решения об отмене усыновления?

    Ссылка гражданского закона на СК РФ в части оснований и условий сохранения усыновленным отношений со своими родственниками по происхождению, позволяющего усыновленному наследовать после этих родственников (п. 3 ст. 1147 ГК РФ), в доктрине однозначно воспринимается как ссылка на п. 3 и 4 ст. 137 СК РФ, в соответствии с которыми инициаторами сохранения отношений с усыновленным могут выступать его отец или мать, а в случае их смерти — родители умершего родителя (дедушка или бабушка ребенка) [1] .

    Отмена усыновления производится в судебном порядке. Усыновление прекращается со дня вступления в законную силу решения суда об отмене усыновления (п. 3 ст. 140 СК РФ). При отмене судом усыновления ребенка "взаимные права и обязанности усыновленного ребенка и усыновителей (родственников усыновителей) прекращаются и восстанавливаются взаимные права и обязанности ребенка и его родителей (его родственников), если этого требуют интересы ребенка" (п. 1 ст. 143 СК РФ). При этом отмена усыновления ребенка не допускается, если к моменту предъявления требования об отмене усыновления усыновленный ребенок достиг совершеннолетия, за исключением случаев, когда на такую отмену имеется взаимное согласие усыновителя и усыновленного ребенка, а также родителей усыновленного ребенка, если они живы, не лишены родительских прав или не признаны судом недееспособными (ст. 144 СК РФ). Как видим, правила об отмене усыновления сформулированы в законе преимущественно в расчете на то, что такое решение будет приниматься до достижения ребенком совершеннолетия. Однако не все эти правила позволяют адекватно урегулировать последствия отмены усыновления в наследственно-правовой сфере.

    Доктрина наследственного права до самого последнего времени не уделяла сколько-нибудь значительного внимания исследованию этих вопросов. Долгое время едва ли не единственным оставался тезис О. С. Иоффе, признававшего, что в случае отмены усыновления "оно утрачивает значение юридического факта также и в области наследования" [10] . В современной литературе А. Л. Маковским, М. Л. Шелютто, З. Г. Крыловой и Т. Д. Чепига исследуются особенности отмены усыновления по сравнению с ранее действовавшим порядком, а также вопрос о влиянии на наследственные права усыновленного взаимного соотношения моментов открытия наследства и отмены усыновления [11] .

    Как представляется, заложенное в ст. 144 СК РФ условие отмены усыновления сформулировано без учета возможных имущественных интересов бывшего усыновленного, его кровных родственников и родственников бывшего усыновителя и может служить приемлемым критерием только до совершеннолетия усыновленного, когда приоритетное значение имеют вопросы обеспечения надлежащего содержания и воспитания несовершеннолетнего. Следует согласиться с той точкой зрения, что в случае отмены усыновления после совершеннолетия усыновленного в качестве общего правила в законе должно быть закреплено условие об автоматическом восстановлении отношений усыновленного со своими родителями и другими родственниками по происхождению [12] .

    Восстановление взаимных прав и обязанностей ребенка, его родителей и родственников, в том числе и восстановление наследственных прав усыновленного в отношении кровных родственников, происходит не автоматически (как это было в период действия ст. 117 КоБС РСФСР), а только "если этого требуют интересы ребенка". В случае, когда речь идет о несовершеннолетнем, эти интересы, вполне очевидно, могут быть объективированы в наличии у родителей возможности содержать и воспитывать ребенка, в сохранении привязанности ребенка к своим кровным родственникам.

    В чем же должны выражаться интересы ребенка, когда вопрос о его содержании и воспитании в семье усыновителя отпал и отмена усыновления производится в более позднем возрасте? Поскольку восстановление отношений с родственниками по происхождению влечет одновременную утрату взаимных прав и обязанностей между усыновленным и усыновителем и его родственниками, а значит, соответственно, восстановление у одних лиц и утрату другими лицами наследственных прав в отношении усыновленного, достижение "взаимного согласия" между лицами с противоположными имущественными интересами является весьма и весьма проблематичным.

    Наследование усыновленными и усыновителями

    Говоря о юридической регламентации наследования усыновленными, нельзя обойти вниманием еще один важный вопрос. Наследственное законодательство не определяет последствия отмены усыновления, основания, порядок и последствия которой установлены нормами ст. 140—144 СК РФ, которые, решая целый ряд общих проблем, оставляют открытым ряд вопросов, имеющих первостепенное значение для наследственных прав усыновленного.

    Согласно п. 3 ст. 137 СК РФ при усыновлении ребенка одним лицом личные неимущественные и имущественные права и обязанности могут быть сохранены по желанию матери, если усыновитель — мужчина, или по желанию отца, если усыновитель — женщина. В силу п. 3 ст. 1147 ГК РФ в этом случае усыновленный сохраняет право наследования по закону после своей матери или своего отца. СК РФ, как видим, допускает сохранение отношений усыновленного с одним из родителей по его желанию, но не с родственниками этого родителя. Таким образом, буквальное толкование п. 3 ст. 137 СК РФ приводит к выводу о том, что юридические отношения с другими родственниками усыновленного со стороны соответствующего родителя нс сохраняются и ребенок не может наследовать после своих родных братьев и сестер, бабушки и дедушки, дяди и тети и т.д. Правда, в доктрине семейного права указанные положения толковались расширительно в аспекте сохранения соответствующих прав и обязанностей и в отношении всех родственников данного родителя [2] . В области наследственного права аналогичной позиции придерживается М. Л. Шелютто [3] .