Политика сплошной коллективизации и ликвидация кулачества как класса

Блог

1) Немедленную ликвидацию «контрреволюционного кулацкого актива», особенно

край, Казахстан), наряду с выселяемыми при массовой кампании кулаками и их

1928—1932 гг., одним из направлений государственной политики стало подавление

«местных кулацких авторитетов» и «всего кулацкого кадра, из которых формируется

категории, расселялись в пределах района на новых, специально отводимых для них

3) Первоочередное проведение кампаний по выселению кулаков и их семейств в

Центрально-Чернозёмная область — 10 — 15 тыс.

группировок» и «наиболее злостных, махровых одиночек» — то есть первая

следующих районах СССР (с установлением количества семей, подлежащих

решительного подавления всяких попыток противодействия со стороны кулаков

2006, ISBN 5-222-09763-3 стр. 295 7 См. полный текст постановления Политбюро ЦК ВКП(б) от 30.01.1930 «О

Кулаки — активные члены церковных советов, всякого рода религиозных,

Стало быть, а) неправ автор упомянутой статьи, изображая политику ограничения капиталистических элементов и политику их вытеснения как две различные политики. Факты говорят, что мы имеем здесь дело с одной общей политикой ограничения капитализма, составной частью и результатом которой является вытеснение отдельных отрядов кулачества.

Это положение неточно и потому – неверно. Понятно, что политика ликвидации кулачества как класса не могла упасть с неба. Она была подготовлена всем предыдущим периодом ограничения, а значит и вытеснения капиталистических элементов деревни. Но это еще не значит, что она не отличается коренным образом от политики ограничения (и вытеснения) капиталистических элементов деревни, что она является будто бы продолжением политики ограничения. Говорить так, как говорит наш автор, – значит отрицать наличие перелома в развитии деревни с лета 1929 года. Говорить так – значит отрицать тот факт, что мы проделали за этот период поворот в политике нашей партии в деревне. Говорить так – значит создать некоторое идеологическое укрытие для правых элементов нашей партии, цепляющихся теперь за решения XV съезда против новой политики партии так же, как цеплялся в свое время Фрумкин за решения XIV съезда против политики насаждения колхозов и совхозов.

В № 16 “Красной Звезды”, 25 в статье “Ликвидация кулачества как класса”, в общем бесспорно правильной, имеются две неточности в формулировках. Мне кажется, что необходимо исправить эти неточности.

Из чего исходил XV съезд, провозглашая усиление политики ограничения (и вытеснения) капиталистических элементов деревни? Из того, что, несмотря на это ограничение кулачества, кулачество, как класс , все же должно остаться до поры до времени. На этом основании XV съезд оставил в силе закон об аренде земли, прекрасно зная, что арендаторами в своей массе являются кулаки. На этом основании XV съезд оставил в силе закон о найме труда в деревне, потребовав его точного проведения в жизнь. На этом основании была еще раз провозглашена недопустимость раскулачивания. Противоречат ли эти законы и эти постановления политике ограничения (и вытеснения) капиталистических элементов деревни? Безусловно, нет . Противоречат ли эти законы и эти постановления политике ликвидации кулачества как класса? Безусловно, да! Стало быть, эти законы и эти постановления придется теперь отложить в сторону в районах сплошной коллективизации, сфера распространения которой растет не по дням, а по часам. Впрочем, они уже отложены в сторону самим людом колхозного движения в районах сплошной коллективизации.

Это значит, что партия не отделяет вытеснения капиталистических элементов деревни от политики ограничения эксплуататорских тенденций кулачества, от политики ограничения капиталистических элементов деревни.

Можно ли после этого утверждать, что политика ликвидации кулачества как класса, есть продолжение политики ограничения (и вытеснения) капиталистических элементов деревни? Ясно, что нельзя.

“Политика ликвидации кулачества как класса целиком вытекает из политики вытеснения капиталистических элементов, являясь продолжением этой политики на новом этапе”.

XV съезд партии, как и XVI конференция стоят целиком на базе политики “ограничения эксплуататорских стремлений сельскохозяйственной буржуазии” (резолюция XV съезда “О работе в деревне” 28 ), на базе политики “принятия новых мер, ограничивающих развитие капитализма в деревне” (см. там же), на базе политики “решительного ограничения эксплуататорских тенденций кулака” (см. резолюцию XV съезда о пятилетке 29 ), на базе политики “наступления на кулака” в смысле “перехода к дальнейшему, более систематическому и настойчивому ограничению кулака и частника” (см. там же), на базе политики “еще более решительного хозяйственного вытеснения” “элементов частнокапиталистического хозяйства” в городе и деревне (см. резолюцию XV съезда по отчету ЦК 30 ).

Автор упомянутой статьи забывает, что нельзя вытеснить класс кулачества как класс мерами налогового и всякого иного ограничения, оставляя в руках этого класса орудия производства с правом свободного пользования землей и сохраняя в нашей практике закон о найме труда в деревне, закон об аренде, запрещение раскулачивания. Автор забывает, что при политике ограничения эксплуататорских тенденций кулачества можно рассчитывать на вытеснение лишь отдельных отрядов кулачества, что не противоречит, а наоборот, предполагает сохранение до поры до времени кулачества как класса. Чтобы вытеснить кулачество как класс, для этого недостаточно политики ограничения и вытеснения отдельных его отрядов. Чтобы вытеснить кулачество как класс, надо сломить в открытом бою сопротивление этого класса и лишить его производственных источников существования и развития (свободное пользование землей, орудия производства, аренда, право найма труда и т. д.).

Эта политика велась у нас не только в период восстановления, но и в период реконструкции, но и в период после XV съезда (декабрь 1927 г.), но и в период XVI конференции нашей партии (апрель 1929 г.), как и после этой конференции вплоть до лета 1929 года, когда наступила у нас полоса сплошной коллективизации, когда наступил перелом в сторону политики ликвидации кулачества как класса .

К вопросу о политике ликвидации кулачества, как класса

Это и есть поворот к политике ликвидации кулачества как класса. Без этого разговоры о вытеснении кулачества как класса есть пустая болтовня, угодная и выгодная лишь правым уклонистам. Без этого немыслима никакая серьезная, а тем более сплошная коллективизация деревни. Это хорошо поняли бедняки и середняки нашей деревни, громящие кулачество и осуществляющие сплошную коллективизацию. Этого не понимают еще, по‑видимому, некоторые наши товарищи.

Если рассмотреть важнейшие документы партии, начиная хотя бы с XIV съезда в декабре 1925 года (см. резолюцию по отчету ЦК 26 ) и кончая XVI конференцией в апреле 1929 года (см. резолюцию “О путях подъема сельского хозяйства” 27 ), то нельзя не заметить, что тезис об “ограничении эксплуататорских тенденций кулачества” или “ограничении роста капитализма в деревне” идет всегдарядом с тезисом о вытеснении капиталистических элементов деревни”, о “преодолении капиталистических элементов деревни”.

Переход к сплошной коллективизации осуществлялся в порядке массовой борьбы крестьян против кулачества. Кулачество оказывало проведению коллективизации бешеное сопротивление. Рабочий класс, руководя основными массами крестьянства, повёл их на штурм последнего капиталистического оплота в стране с тем, чтобы разбить кулачество в открытом бою, на глазах у всего крестьянства, и убедить массы крестьян в слабости капиталистических элементов. При сплошной коллективизации земельная площадь в районе деревень и сёл переходила в пользование колхозов. Но так как значительная часть этой земли была у кулаков, крестьяне, организуя колхозы, забирали у кулаков землю, скот, инвентарь, раскулачивали их. Советская власть отменила законы об аренде земли, о найме труда.Таким образом, ликвидация кулачества как класса явилась необходимой составной частью сплошной коллективизации.

До сплошной коллективизации Коммунистическая партия и Советское государство проводили политику ограничения и вытеснения капиталистических элементов деревни. Налоговая политика, политика цен, ограничение аренды земли и наёмного труда — всё это ставило определённые рамки кулацкой эксплуатации и вело к вытеснению отдельных групп кулачества. Но эта политика не уничтожала хозяйственных основ кулачества, не влекла за собой его ликвидации как класса. Такая политика была необходима до тех пор, пока не были созданы условия для сплошной коллективизации, пока в деревне не было широкой сети колхозов и совхозов, которые могли бы заменить капиталистическое производство хлеба социалистическим производством.

Это была революция, ликвидировавшая старый, буржуазный индивидуально-крестьянский хозяйственный строй в деревне и создавшая новый, социалистический колхозный строй. Своеобразие этой революции состояло в том, что она была проведена сверху, по инициативе государственной власти, при прямой поддержке снизу, со стороны миллионных масс крестьян, боровшихся против кулацкой кабалы, за свободную колхозную жизнь.

В-третьих, она дала Советской власти социалистическую базу в самой обширной и жизненно необходимой, но и в самой отсталой отрасли народного хозяйства — в сельском хозяйстве. сельское хозяйство стало развиваться на однотипной основе с промышленностью — на основе общественной собственности на средства производства. Тем самым было разрешено одно из самых глубоких противоречий переходного периода — противоречие между крупной социалистической промышленностью и мелким индивидуальным крестьянским хозяйством — и ликвидирована почва для противоположности между городом и деревней.

Великий поворот основных крестьянских масс к социализму знаменовал коренную передвижку классовых сил в стране в пользу социализма, против капитализма. Это дало возможность Коммунистической партии и социалистическому государству перейти от старой политики ограничения и вытеснения капиталистических элементов деревни к новой политике, к политике ликвидации кулачества как класса на основе сплошной коллективизации.

Во-вторых, она перевела с пути единоличного хозяйства, рождающего капитализм, на путь общественного, колхозного, социалистического хозяйства самый многочисленный трудящийся класс в стране — класс крестьян, разрешив тем самым труднейшую после завоевания рабочим классом власти историческую задачу пролетарской революции.

Сплошная коллективизация и осуществлённая на её основе ликвидация кулачества как класса представляли собой «глубочайший революционный переворот, скачок из старого качественного состояния общества в новое качественное состояние, равнозначный по своим последствиям революционному перевороту в октябре 1917 года»1.

В 1926/27 г. кулаки производили 617 миллионов пудов хлеба и продавали в порядке внедсревенского обмена 126 миллионов пудов, а совхозы и колхозы производили 80 миллионов пудов и давали товарного хлеба 37,8 миллиона пудов. Дело изменилось в корне в 1929 г., когда совхозы и колхозы произвели не менее 400 миллионов пудов и дали товарного хлеба более 130 миллионов пудов, то есть перекрыли кулацкое производство товарного хлеба.

Эта революция разрешила ряд коренных задач социалистического строительства.

Старые, капиталистические и мелкобуржуазные производственные отношения в деревне, являвшиеся тормозом производительных сил, были заменены новыми, социалистическими производственными отношениями. Благодаря этому производительные силы в сельском хозяйстве получили полный простор для своего развития.

-политика «умиротворения» западных держав по отношению к фашистским гос-вам.

После провала планов создания системы коллективной безопасности сталинская дипломатия пошла на сближение с Германией:

-срыв переговоров СССР с Англией и Францией;

В СССР к середине 30-х г.г. сложилась тоталитарная система . Этот режим закрепила Конституция СССР 1936 г., прикрывшая в стране беззаконие. Национальные объединения наделялись минимальными правами и жестко контролировались центром. Все держалось на политике страха, террора, демагогии.

Партия — ядро тоталитарной системы; сращивание партийного и гос.аппарата; соединение исполнительной и законодательной власти.

Политика сплошной коллективизации и ликвидация кулачества как класса

1 сентября 1939 г. нападением на Польшу Германия развязала Вторую мировую войну, длившуюся до 3 сентября 1945 г.

май-август 1939 г.-бои на Халхин-Гола: победа советских войск, перемирие с Японией.

В.И.Ленин выдвинул идею постепенного добровольного перехода мелких частных крестьянских хоз-тв через кооперацию к крупному коллективному труду(кооперативные с/х)Эти идеи были закреплены в решениях XV съезда партии в декабре 1927 г.

август 1937 г.- договор о ненападении Китай-СССР;

( 30 ноября 1939- 12 марта 1940) => осуждение агрессии СССР, СССР был изгнан из Лиги Наций, а гитлеровское командование увидело возможность нападения на СССР.

28 сентября 1939 г. в Москве заключен Договор о дружбе и границе с Германией, где уточнена граница между двумя странами.

23 августа 1939 г. -договор о ненападении на 10 лет( Пакт Молотова- Риббентропа).

Сплошная коллективизация и ликвидация кулачества как класса.

Сплошная коллективизация и ликвидация кулачества как класса

Коллективизация проводилась при строгом соблюдении ленинских принципов колхозного строительства: добровольности вступления крестьян в колхозы, учёта особенностей экономики и уровня культуры в разнообразных районах страны, недопустимости перескакивания через сельскохозяйственную артель, как главную форму колхозного строительства, к коммуне.

Сплошная коллективизация и осуществлённая на её основе ликвидация кулачества как класса представляли собой «глубочайший революционный переворот, скачок из старого качественного состояния общества в новое качественное состояние, равнозначный по своим последствиям революционному перевороту в октябре 1917 года»[116].

Во-первых, она ликвидировала самый многочисленный эксплуататорский класс в стране, класс кулаков. Ликвидация кулачества как класса на основе сплошной коллективизации явилась решающим шагом в деле уничтожения эксплуататорских классов. Проблема «кто — кого» была решена не только в городе, но и в деревне в пользу социализма. Внутри страны были уничтожены последние источники реставрации капитализма.

Коренной поворот крестьянства в сторону колхозов обозначился в СССР во второй половине 1929 г. К этому времени были созданы экономические и политические предпосылки коллективизации сельского хозяйства. В колхозы пошёл середняк, то есть основная масса крестьянства. Крестьяне вступали в колхозы уже не отдельными группами, а целыми селами и районами. В советской деревне начался процесс сплошной коллективизации.

В-третьих, она дала Советской власти социалистическую базу в самой обширной и жизненно необходимой, но и в самой отсталой отрасли народного хозяйства — в сельском хозяйстве. Сельское хозяйство стало развиваться на однотипной основе с промышленностью — на основе общественной собственности на средства производства. Тем самым было разрешено одно из самых глубоких противоречий переходного периода — противоречие между крупной социалистической промышленностью и мелким индивидуальным крестьянским хозяйством — и ликвидирована почва для противоположности между городом и деревней.

В 1926/27 г. кулаки производили 617 миллионов пудов хлеба и продавали в порядке внедеревенского обмена 126 миллионов пудов, а совхозы и колхозы производили 80 миллионов пудов и давали товарного хлеба 37,8 миллиона пудов. Дело изменилось в корне в 1929 г., когда совхозы и колхозы произвели не менее 400 миллионов пудов и дали товарного хлеба более 130 миллионов пудов, то есть перекрыли кулацкое производство товарного хлеба.

Можно ли после этого утверждать, что политика ликвидации кулачества как класса есть продолжение политики ограничения (и вытеснения) капиталистических элементов деревни? Ясно, что нельзя.

Это положение неточно и потому — неверно. Понятно, что политика ликвидации кулачества как класса не могла упасть с неба. Она была подготовлена всем предыдущим периодом ограничения, а значит и вытеснения капиталистических элементов деревни. Но это еще не значит, что она не отличается коренным образом от политики ограничения (и вытеснения) капиталистических элементов деревни, что она является, будто бы, продолжением политики ограничения. Говорить так[,] как говорит наш автор, значит отрицать наличие перелома в развитии деревни с лета 1929 года. Говорить так значит отрицать тот факт, что мы проделали за этот период поворот в политике нашей партии в деревне. Говорить так значит создать некоторое идеологическое укрытие для правых элементов нашей партии, цепляющихся теперь за решения XV съезда против новой политики партии, так же, как цеплялся в свое время т. Фрумкин за решения XIV съезда против политики насаждения колхозов и совхозов.

Из чего исходил XV съезд, провозглашая усиление политики ограничения (и вытеснения) капиталистических элементов деревни? Из того, что, несмотря на это ограничение кулачества, кулачество как класс все же должно остаться до поры, до времени. На этом основании XV съезд оставил в силе закон об аренде земли, прекрасно зная, что арендатором, в своей массе, являются кулаки. На этом основании XV съезд оставил в силе закон о найме труда в деревне, потребовав его точного проведения в жизнь. На этом основании была еще раз провозглашена недопустимость раскулачивания. Противоречат ли эти законы и эти постановления политике ограничения (и вытеснения) капиталистических элементов деревни? Безусловно, нет. Противоречат ли эти законы и эти постановления политике ликвидации кулачества как класса? Безусловно, да. Стало быть, эти законы и эти постановления придется теперь отложить в сторону в районах сплошной коллективизации, сфера распространения которой растет не по дням, а по часам. Впрочем, они уже отложены в сторону самим ходом колхозного движения в районах сплошной коллективизации.

Автор упомянутой статьи забывает, что нельзя вытеснить класс кулачества, как класс, мерами налогового и всякого иного ограничения, оставляя в руках этого класса орудия производства с правом свободного пользования землей и сохраняя в нашей практике закон о найме труда в деревне, закон об аренде, запрещение раскулачивания. Автор забывает, что при политике ограничения эксплоататорских тенденций кулачества можно рассчитывать на вытеснение лишь отдельных отрядов кулачества, что не противоречит, а, наоборот, предполагает сохранение до поры, до времени кулачества как класса. Чтобы вытеснить кулачество, как класс, для этого недостаточно политики ограничения и вытеснения отдельных его отрядов. Чтобы вытеснить кулачество, как класс, надо сломить в открытом бою сопротивление этого класса и лишить его производственных источников его существования и развития (свободное пользование землей, орудия производства, аренда, право найма труда и т.д.). Это и есть поворот к политике ликвидации кулачества как класса. Без этого разговоры о вытеснении кулачества, как класса, есть пустая болтовня, угодная и выгодная лишь правым уклонистам. Без этого немыслима никакая серьезная, а тем более сплошная коллективизация деревни. Это хорошо поняли бедняки и середняки нашей деревни, громящие кулачество и осуществляющие сплошную коллективизацию. Это не понимают еще, повидимому б , некоторые наши товарищи.

Это положение неверно. Политика ограничения капиталистических элементов и политика вытеснения их не есть две различных политики. Это одна и та же политика. Вытеснение капиталистических элементов деревни есть неизбежный результат и составная часть политики ограничения капиталистических элементов, политики ограничения эксплоататорских тенденций кулачества. Вытеснение капиталистических элементов деревни не есть еще вытеснение кулачества как класса. Вытеснение капиталистических элементов деревни есть вытеснение и преодоление отдельных отрядов кулачества, не выдержавших налогового нажима, не выдержавших системы ограничительных мер советской власти. Понятно, что политика ограничения эксплоататорских тенденций кулачества, политика ограничения капиталистических элементов деревни не может не вести к вытеснению отдельных отрядов кулачества. Поэтому вытеснение отдельных отрядов кулачества не может быть рассматриваемо иначе, как неизбежный результат и составная часть политики ограничения капиталистических элементов деревни.

«Политика ликвидации кулачества как класса, целиком вытекает из политики вытеснения капиталистических элементов, являясь продолжением этой политики на новом этапе».

— Опубликовано: Сталин И. Вопросы ленинизма. 11-е изд. М., 1939. С. 295-298.

Статья И

Стало быть, а) неправ а автор упомянутой статьи, изображая политику ограничения капиталистических элементов и политику их вытеснения как две различных политики. Факты говорят, что мы имеем здесь дело с одной общей политикой ограничения капитализма, составной частью и результатом которой является вытеснение отдельных отрядов кулачества.

Это значит, что партия не отделяет вытеснение капиталистических элементов деревни от политики ограничения эксплоататорских тенденций кулачества, от политики ограничения капиталистических элементов деревни.

XV съезд партии, как и XVI конференция, стоят целиком на базе политики «ограничения эксплоататорских стремлений сельскохозяйственной буржуазии» (резолюция XV съезда «О работе в деревне»), на базе политики [«]принятия новых мер, ограничивающих развитие капитализма в деревне» (см. там же), на базе политики «решительного ограничения эксплоататорских тенденций кулака» (см. резолюцию XV съезда о пятилетке), на базе политики «наступления на кулака» в смысле «перехода к дальнейшему, более систематическому и настойчивому ограничению кулака и частника» (см. там же), на базе политики «еще более решительного хозяйственного вытеснения» «элементов частно-капиталистического хозяйства» в городе и деревне (см. резолюцию XV съезда по отчету ЦК).

В № 16 «Красной Звезды» в статье «Ликвидация кулачества как класса», в общем бесспорно правильной, имеются две неточности в формулировках. Мне кажется, что необходимо исправить эти неточности.

Стало быть, б) неправ автор упомянутой статьи, утверждая, что вытеснение капиталистических элементов деревни началось лишь в период реконструкции, в период XV съезда. На самом деле вытеснение имело место и до XV съезда, в период восстановления, и после XV съезда, в период реконструкции. В период XV съезда была лишь усилена политика ограничения эксплоататорских тенденций кулачества новыми добавочными мерами, в связи с чем должно было усилиться и вытеснение отдельных отрядов кулачества.