Согласование формальных правил и неформальных норм

Блог

Институциональные изменения могут носить искусственный характер в том случае, если, например, организации создаются в интересах отдельных групп или лиц, или когда руководители политических и экономических организаций считают, что добьются большего успеха путем изменения тех или иных институциональных рамок. Следовательно, как и институты, организации не обязательно являются социально продуктивными вследствие того, что институциональная система может создавать искаженные стимулы.

3) способствуя активизации уже существующих институтов.

Пример: Христианская заповедь «не убий ближнего своего» вполне соответствует законодательству стран, в которых большинство граждан христиане.

Пример: Попытка ввести в 1992 г. в России прогрессивную шкалу налогообложения физических лиц, аналогичную той, которая существует в развитых странах Европы, и добиться в соответствии с ней уплаты полного объема налогов ни к чему не привела. В условиях начального этапа формирования института налоговой полиции, отсутствии необходимой сети налоговых инспекций (а, следовательно, и полной информации о налогоплательщиках), отсутствии опыта заполнения налоговой декларации и сложной процедуры ее сдачи, несовершенства налогового законодательства экономические агенты находили выход в применении всевозможных «серых» схем, позволяющих обойти закон и скрыть большую часть прибыли. В свою очередь, повсеместное использование «серых» схем привело к их институционализации.

Институциональные рамки определяют, какие организации (политические органы, экономические структуры, общественные учреждения) возникают и работают, иными словами: институты — это «правила игры», а организации — «игроки». Однако это не означает, что игроки в обязательном порядке будут следовать установленным в обществе «правилам игры». Подобно институтам, организации структурируют взаимоотношения между людьми. • Организации являются целенаправленно действующими единицами, созданными организаторами для максимизации богатства, дохода или иных целей. Преследуя эти цели, организации постепенно меняют институциональную структуру».

Пример: Коммутация ренты — перевод крестьян на натуральный и денежный оброк — способствовала повсеместному распространению новых отношений и отмиранию старых институтов — института барщины.

Пример: Создание отдельных союзов может носить чисто групповой характер и ставить своей целью образование мощной лоббистской группы, способной повлиять на правительство. Деятельность подобных организаций, как правило, ведет к росту трансакционных издержек функционирования экономической системы в целом.

Пример: Обычай помогать родственникам сильно укрепился в отдельных семьях, однако он не прописан ни в одном законодательстве.

— неформальные нормы противоречат закону.

1) не отражаясь на институциональной системе;

Роль организаций (предприятий, фирм) в институциональном процессе еще мало изучена, однако последние исследования, проводимые в рамках неоинституциональной теории, в частности, Г. Клейнером, показывают, что организация является не только производителем товаров и услуг, а также своеобразным «институтопровайдером», который выполняет следующие основные функции:

Пример: Введение в 1654 г. Алексеем Михайловичем в обращение медных денег с принудительным обменным курсом, эквивалентным серебряным, привело к росту цены серебряных денег (за одну серебряную копейку давали сначала — 4, а затем — 15 медных), установлению двойных цен на товары. Этот период характеризуется нарастанием социальной напряженности: крестьяне отказывались продавать продукты за медные деньги, а платить налоги серебряными — что в итоге выразилось в Медном бунте в Москве в 1662 г. и, как следствие, изъятии медных денег из обращения.

Институциональная среда – это основные политические, социальные и правовые нормы, являющиеся базой для производства, обменя и потребления.

согласие или несогласие, подразумеваемое, или открыто выраженное относительно целей и средств организации(контракты, увольнение, забастовки)

9)Соотношение формальных и неформальных правил

формальная координация, определяющая структуру с учетом степени ее сложности(иерархия) правил и процедур( формализацией) и степени централизации принятия решений.

Переговоры – аргументация, прошение, отстаивание своей позиции.

Асимметричность правового положения сторон (вертикальность трансакции)

Роль индивидуального институционального интегратора( вовлечение новых индивидов в состав носителей данной нормы)

Заполнение неформальными институтами областей, не регулируемых формальными институтами.

Институциональная структура – это определенный упорядоченный набор институтов, создающих матрицы экономического поведения, определяющих ограничения для хозяйствующих субъектов, которые формируются в рамках той или иной системы координации хозяйственной деятельности.

Формальные правила как противодействие сложившемся неформальным нормам.

Обмен правами собственности может быть:

ресурсы, используемые в трансакции и ожидаемые результаты

Неформальные правила как источник происхождения формальных правил.

— неформальные нормы (например, обычаи) совпадают с законом.

— неформальные нормы нейтральны по отношению к фор­мальным, то есть не противоречат закону.

Христианская заповедь «не убий ближнего своего» вполне соответству­ет законодательству стран, в которых большинство граждан христиане.

Результатом несогласования может стать институциональный конфликт. В одном случае институциональный конфликт при­водит к появлению нежизнеспособных институтов, в другом — к появлению устойчивых, хотя и неэффективных институтов — институциональных ловушек.

Дискуссии об отмене смертной казни являются этому примером.

Обычай помогать родственникам сильно укрепился в отдельных семь­ях, однако он не прописан ни в одном законодательстве.

Согласование формальных правил и неформальных норм играет огромную роль в обществе, поскольку оказывает влияние на эффективность функционирования существующей системы институтов.

Можно выделить следующие виды взаимосвязи формальных правил и неформальных норм:

Кровная месть или убийство не выполнившего задание в отдельных мафиозных структурах, жестокие наказания провинившихся членов в некоторых сектах и т.д.

Как правило, люди стремятся формализовать те нормы, кото­рые предусматривают более мягкие (гуманные) формы наказа­ния, иногда в ущерб эффективности системы наказания — одной из составляющих элементов институтов.

В условиях несогласования особо ярко проявляется роль механизмов принуждения (системы наказания), так как только с помощью данного механизма становится возможным выпол­нение принятых формальных правил большинством членов общества.

Скорость институциональных изменений зависит от того, на­сколько быстро будет расти число людей, использующих данный институт. Чем быстрее будет осознана необходимость и выгода от соблюдения определенного набора правил, тем быстрее они будут институционализированы. (Институционализация — закрепление в отношениях между индивидами определенных правил и норм с возрастающей частотой их использования для все большей части членов общества.)

Попытка ввести в 1992 г. в России прогрессивную шкалу налогообло­жения физических лиц, аналогичную той, которая существует в развитых странах Европы, и добиться в соответствии с ней уплаты полного объема налогов ни к чему не привела. В условиях начального этапа формирования института налоговой полиции, отсутствии необходимой сети налоговых инспекций (а, следовательно, и полной информации о налогоплатель­щиках), отсутствии опыта заполнения налоговой декларации и сложной процедуры ее сдачи, несовершенства налогового законодательства эко­номические агенты находили выход в применении всевозможных «серых» схем, позволяющих обойти закон и скрыть большую часть прибыли. В свою очередь, повсеместное использование «серых» схем привело к их институционализации.

Если продолжить этот анализ, то становится правомерной постановка вопроса: как объяснить выживание обществ и экономик с устойчиво низкими параметрами функциониро­вания?

• роль индивидуального институционального интеграто­ра (вовлечение новых индивидов в состав носителей данной нормы);

Все институты можно разделить на три группы — институ­ты, повышающие эффективность экономической системы, ней­тральные институты и институты, снижающие эффективность экономической системы.

По Норту, институты наряду со стандартными ограниче­ниями, описываемыми экономической теорией, формируют возможности, которыми располагают члены общества.

И, наконец, развитие институтов, снижающих эффектив­ность институциональной системы из-за несовершенства «пра­вил игры» и роста неопределенности, приводит к усложнению процесса обмена, росту трансакционных издержек экономичес­кой системы, что показано на графике стрелкой: перемещение из точки Е в точку С.

Влияние институтов на эффективность экономической системы

Таким образом, существует зависимость эффективности эко­номической системы от эффективности ее институциональной основы.

• второй — полное несоответствие принимаемых фор­мальных правил неформальным нормам приводит к тому, что неформальные нормы оказываются более «живучими» и как результат — неформальная институционализация вновь принятых формальных правил;

2. Хайек Ф. А. Пагубная самонадеянность. Ошибки социализма. — М.: Новости, 1992. — С. 133. Там же. — С. 20.

Из вышеприведенных рассуждений следует, что если фор­мальные правила могут быть искусственно придуманы и насиль­ственно насаждены, то неформальные нормы «определяются какими-то прошлыми событиями, формируются как составная часть процесса бессознательной самоорганизации некой структу­ры или модели (институциональной матрицы — прим. автора)». Иными словами, неформальные институты — это условности, самоподдерживающиеся, самовыполняющиеся (self-enforced) правила, без вмешательства третьей стороны (государства).

Таким образом, Французская Академия является законодателем формальных правил (в том числе и грамматических), закрепляющих основные тенденции в развитии французского языка, в основу которого были положены неформальные нормы и, по мнению Ф. Хайека, «органи­зацией, санкционирующей те изменения в языке, над которыми у нее нет никакой власти». Хотя в подавляющем большинстве других стран вообще не было аналогичных органов «языкового контроля».

1. В любом обществе можно наблюдать ситуацию, когда от­дельные сферы деятельности регулируются только неформальными нормами при отсутствии формальных правил.

3. Длительность эволюции неформальных правил определяет их большую устойчивость.

1. Веблен Т. Теория праздного класса. — М.: Прогресс, 1984. — С. 200.

Институт языка представляет собой сложную, постоянно изменяющу­юся структуру. Структура эта строго упорядочена, хотя ее не планировал никакой центральный орган. Никто не выносил специального решения, какие слова должны входить в речевой оборот. Французская Академия пытается контролировать изменения во французском языке, но это явле­ние сравнительно недавнее, поскольку Академия как структура была ос­нована уже после того, как французский язык сформировался в стройную систему.

Необходимость правил появляется всегда при наличии более чем одного субъекта, если между этими субъектами возникают какие-либо отношения. Причем правила в различных группах субъектов могут быть одинаковыми, а могут и сильно различать­ся. Простейшим примером таких правил могут служить отно­шения в рамках отдельной семьи или отдельного коллектива. Отношения в рамках семьи так и остались неформальными, а отношения между членами коллектива, не являющимися родственниками, в подавляющем большинстве случаев были формально закреплены в форме договора, контракта или иного документа (в рамках государства — в гражданском и уголовном кодексах).

В составе института Д. Норт выделяет три главные состав­ляющие:

2. Неформальные нормы появились в обществе гораздо раньше формальных и послужили во многом основой для формальных, за­конодательно закрепленных норм. Примеров закрепления нефор­мальных норм в формальных правилах можно найти множество в истории любой страны.

Исходя из определения «института», институты могут выражаться в формальных, писаных» правилах, принимая форму различных документов (конституций, законов и т.д.), сознатель­но созданных человеком. Вместе с тем, они могут представлять собой продукт человеческого сознания, проявляющийся в об­щепринятых условностях, кодексах поведения, то есть в нефор­мальных, «неписаных» нормах, которые пронизывают все сферы общества, соблюдаются в виде традиций, обычаев, привычек или иной форме.

Формальные и неформальные правила

— механизмы принуждения (систему наказания — прим. автора) у обеспечивающие соблюдение правил (суды, полиция, тюрьмы и т.д.).

1. Укоренение новых правил и изменение неформальных норм

1. Автоматическая санкция. Классический пример автоматической санкции за нарушение нормы — это наказание за несоблюдение правил дорожного движения.

3. Стыд. Нарушитель чувствует, что его действия понизили его в глазах других людей. Стыд — это внешняя санкция за нарушение нормы поведения. Стыд, также как и вина, являются результатом воспитания, как формального, так и неформального.

формальные— те правила, нарушение которых влечет за собой достаточно суровые санкции, например, наказание в виде тюремного заключения или остракизма. . Неформальные правила, согласно этому подходу, не накладывают жестких ограничений на действия людей, они лишь облегчают жизнь в обществе, делают ее более приятной. За нарушение неформальных правил следует не строгое наказание, а, в худшем случае, неодобрение общества. Неформальные правила являются, в соответствии с этим подходом, обязательными только в моральном смысле или с точки зрения приличий и хорошего вкуса. Подобный подход к проведению границы между формальными и неформальными правилами характерен для ученых, относящихся к направлению, известному как «старый институционализм» В соответствии с другим подходом различие между формальными и неформальными правилами определяется не строгостью наказания, а тем, кто устанавливает правила и осуществляет принуждение к их исполнению. В основе этого подхода лежит проведенное Ф. Хайеком противопоставление «порядка, основанного на законе» и «самопроизвольного порядка». «Порядок, основанный на законе» возникает, когда государство устанавливает законы и наказывает тех, кто их нарушает. «Самопроизвольный порядок» устанавливается, когда люди вовлекаются в устойчивые модели поведения, поскольку никто из них не может выиграть, отклоняясь от этих моделей поведения, даже если нет эффективных правовых механизмов сдерживания. Подобного подхода придерживаются ученые — представители «нового институционализма». Они определяют формальные правила, как правила, записанные в официальном источнике, за выполнением которых следит специально выделенная группа людей (судебная система, полиция, репрессивный аппарат). Наличие принуждения со стороны государства — это характерная черта формальных правил. В отличие из них неформальные правила не закрепляются ни в одном официальном источнике, и их исполнение гарантируется не угрозой законодательных санкций, как в случае с правилами формальными, и за их исполнением следят не специалисты, а все члены общества.

4. Информационная санкция. Действия нарушителя нормы могут раскрыть некоторую информацию о нем, которую он предпочел бы скрыть. Молодой человек, который хочет получить работу, но приходит на интервью с работодателем небрежно одетым, ненамеренно подает сигнал о том, что он не очень серьезно относится к этой встрече и что его не очень беспокоит, получит ли он эту работу или нет.

«path determinacy» менее сильная зависимость

Формальные и неформальные неформальных норм в ема согласования

5. Двусторонние санкции, требующие издержек от наказывающей стороны.В этом случае нарушитель нормы наказывается действиями лица, пострадавшего от этого нарушения

2. Неформальная институционализация новых институтов

Классификация санкций за несоблюдение неформальных правил: Приведенная классификация неформальных правил может быть полезна для выявления тех функций, которые выполняют определенные социальные нормы. Она позволяет выяснить их роль в регулировании взаимодействия людей и учитывать эти социальные нормы при выборе политики и установлении законодателем правовых норм.

революционный характер: «path independence» или «path indeterminacy» =>

6. Многосторонние санкции, требующие издержек. Многосторонняя санкция требует гораздо больше информации, чем санкция двусторонняя. Информация о нарушении должна быть распространена среди членов общества. В случае многосторонней санкции также остро стоит проблема безбилетника, так как в наказании участвует большое число людей и возникает необходимость в определенном принуждении лиц, которые должны осуществлять наказание.

эволюционный характер: «path dependence», «path determinacy»

Возникновение норм неформального контроля общественного порядка на улицах больших городов зависит от определенных условий. На улицах должны быть бары, рестораны, магазины, которые могут привлечь людей; их владельцы должны быть заинтересованы в охране общественного порядка; эти места должны быть многолюдны, что привлечет в свою очередь тех, кто любит наблюдать за людьми. На улицах окажется много людей, одни из них будут «наблюдателями», а другие – теми, за кем наблюдают. Эта социальная структура лучше всего работает, когда люди не осознают ее существование; люди гуляют по улицам и наблюдают за другими людьми, некоторые делают это ради развлечения и не осознают, что все они заняты поддержанием общественного порядка.

Принимая правовую норму, государство подает сигнал о том поведении, которое оно считает допустимым, и эта правовая норма может идти вразрез со сложившимся обычаем. Но в том случае, когда правовая политика государства, направленная на изменение нравственной парадигмы, находит поддержку со стороны элиты общества, а также ведущих средств массовой информации, она может повлиять на сложившиеся в обществе обычаи.

Когда проводилась реконструкция городов, ее планированием занимались специалисты с техническим образованием, и они, за редким исключением, не осознавали, что социальные нормы влияют на безопасность улиц. Занимаясь реконструкцией, они были убеждены, что людям нужны тишина и порядок. Жилые районы строились вдали от улиц и представляли собой островки внутри города, в которых не было специальных мест, где люди могли бы собираться для общения. Чтобы общаться, им нужно было ходить друг к другу в гости, потому что в этих районах не было кафе и баров. В результате люди предпочитали вообще не общаться с соседями и оказывались изолированными друг от друга. Нормы взаимного доверия и сотрудничества, которые так важны для поддержания общественного порядка и которые в конечном счете определяют безопасность на улицах городов, не могли возникнуть без достаточно плотных и повторяющихся социальных взаимодействий. Пытаясь создать безопасные районы, проектировщики провели реконструкцию, которая уничтожила те места, которые необходимы для возникновения норм сотрудничества и доверия.

Кэсс Санштейн назвал подобную функцию формальных правил экспрессивной: «делая заявления», закон может усилить неформальное правило, которое оно воплощает, или ослабить неформальное правило, которое оно осуждает [Sunstein, 1996]. Подобные формальные нормы в редких случаях опираются на административные или уголовные санкции, однако они подают сигнал о подобающем поведении и вселяют ожидание общественного осуждения и стыда в тех, кто не соблюдает установленную норму поведения. Закон в этих случаях напоминает о социальном значении действий нарушителей: те, кто курит в общественных местах или не убирает за своей собакой, демонстрируют неуважение или даже презрение к другим людям.

Принуждение к соблюдению установленных правил можно определить как достоверную угрозу заставить выполнять правила. Суть принуждения к соблюдению правил – это способность налагать издержки разнообразными методами: нагрубить, использовать физическую силу, отказаться иметь с кем-то дело или испортить его репутацию и т. д. Способность налагать издержки не требует специальной организации. Физическое насилие – это лишь один из методов принуждения, обычно используемый в том случае, когда нет возможности испортить репутацию. В долгосрочных отношениях физическое насилие может использоваться, но у него нет преимущества по сравнению с испорченной репутацией. Использование насилия отличается от других способов наказания, во-первых, тем, что оно часто бывает более дешевым по сравнению с другими способами; во-вторых, оно в большей степени угрожает конфискацией [Barzel, 2000]. Единственная сторона, которая обладает законным правом использовать насилие, – это государство. Государство можно определить как иерархическую организацию, обладающую юридическими полномочиями причинять вред лицам (в пределах географических территорий, на которые распространяется ее юрисдикция), которые необязательно добровольно подчиняются ее власти (см.: [Ellickson, 1987, р. 72; Michelman, 1977, р. 1167]).

Государство может как усиливать неформальные правила, так и разрушать их. Если нормы в значительной степени подвержены влиянию промежуточных групп, таких, как, например, религиозные организации, то государство сможет модифицировать нормы, поддерживая субсидиями одни группы и облагая налогом другие. Иногда государство ненамеренно ослабляет социальные нормы, преследуя совсем другие, не связанные с этим цели. Встречаются утверждения, что эрозия норм, направленных против незаконнорожденных детей, произошла как незапланированное последствие развития системы социального обеспечения. А принятие продолжниковских законов [15] , которые позволяют должникам при определенных условиях освобождаться от уплаты долга, привело к эрозии нормы, в соответствии с которой невозвращение долга считалось позорным.

Роль механизмов принуждения хорошо иллюстрируется историческим примером попытки трансплантации кредитных кооперативов «Райффайзен» в Ирландии, где в 1894 году были созданы сельскохозяйственные кредитные кооперативы, смоделированные по образцу работавших весьма успешно сельскохозяйственных кооперативов «Райффайзен» в Германии. Но в Ирландии эти кооперативы потерпели крах, несмотря на то что ирландский вариант кредитного кооператива по форме был почти точной копией германского оригинала. Германские кооперативы привлекали людей, которые искали возможности вложения свободных средств, и эти люди были заинтересованы в контроле над процессом выдачи кредитов. В ирландских кооперативах практически не было депозитов, сельское население не нуждалось в них для сбережения средств, в кооперативах были заинтересованы только те индивиды, которые хотели получить кредит. Ирландские кооперативы в основном перераспределяли кредиты, которые они получали от государства. Механизмы принуждения к выполнению обязательств работали в них очень слабо. Ключевое значение для работы подобных кооперативов имеет неявная угроза, что тот член кооператива, который не возвращает займа или каким-либо другим образом нарушает свои обязательства, будет наказан соседями. В Ирландии сосед заемщика не был склонен заставлять должника возвращать заем, и это лишало кооператив потенциальных преимуществ перед банками в контроле и защите контрактов. Кроме того, структура капитала кооперативов была такова, что заемщик, не возвращающий кредит, не подвергал опасности сбережения соседа, он просто уменьшал способность кооператива вернуть заем государству [Guinnane, 1994].

3. Формальные правила могут противоречить неформальным, находиться с ними в конфликте. В этом случае неформальные правила подталкивают людей к сопротивлению правилам формальным. Подобное состояние конфликта между различными группами правил наиболее отрицательно сказывается на развитии экономики или организации, поскольку в этом случае значительно возрастают издержки контроля и принуждения к исполнению формальных правил. Примером здесь может служить формальное правило, обязывающее людей сообщать о незаконных действиях своих коллег, которое вступает в противоречие с неформальным правилом, осуждающим доносы на сослуживцев и обязывающим хранить молчание. Другим примером могут служить попытки законодательно запретить практику чаевых, которая начала складываться на рубеже XIX и XX столетий. Обычай давать чаевые считался унизительным и безнравственным и рассматривался как удар по демократии, поэтому по всей Америке законодательные органы штатов принимали законы, нацеленные на устранение этой практики и объявлявшие дачу чаевых судебно наказуемым проступком. Однако, несмотря на предпринятые попытки, к 1916 году эта практика окончательно утвердилась в американском обществе.

В отличие от самих формальных правил механизмы принуждения не поддаются заимствованию. Очень редко их удается заимствовать в готовом виде, в основном приходится создавать самим. Если следовать аналогии со спортивными играми, которой пользуется Д. Норт, то проблема заключается не в изменении устаревших правил, а в том, чтобы найти судей, которые судили бы честно, не шли на сговор с командами и вообще приходили бы судить [Капелюшников, 2000]. Когда у новых формальных институтов нет надежных механизмов защиты и контроля, они неизбежно модифицируются неписаными правилами и используются в качестве инструментов для проведения неформальных сделок.

Интересное и сложное взаимодействие между неформальными и формальными правилами возникает, когда формальные правила и неформальные нормы поведения принуждают людей к разным видам поведения , которые, однако, оказываются совместимыми друг с другом и служат достижению одной социальной цели. В качестве примера [14] можно привести норму общего права, направленную против воровства, которая запрещает брать вещи, принадлежащие другим лицам, но действует лишь в случае намерения лица, взявшего эту вещь, присвоить ее навсегда, т. е. на постоянной основе лишить собственника его имущества. Одновременно с этой нормой права среди соседей или коллег по работе действует социальная норма, запрещающая брать чужие вещи без разрешения даже на время. Именно соседи и коллеги по работе могут убедить суд, что они взяли чужую вещь во временное пользование, имея намерение вскоре вернуть ее, и поскольку социальная норма действует только в отношениях между соседями и коллегами по работе, то сочетание формального и неформального правил может обеспечить разумную безопасность личного имущества. Каждое из этих правил само по себе является недостаточным для этого – норма права допускает временное пользование чужим имуществом, а социальная норма может оказаться слишком слабой и не способной удержать соседей от соблазна взять чужое имущество в постоянное пользование. Конечно, нормы уголовного права могут запрещать даже временное пользование чужим имуществом, что предусмотрено в некоторых юрисдикциях, и этого будет достаточно, чтобы удержать людей от подобного поведения. Но если законодатель желает применять уголовное наказание только в отношении тех правонарушений, для которых оно строго необходимо, тогда именно поддержка со стороны неформальных правил, которые ограничивают определенное нежелательное для общества поведение, может объяснить, почему нормы общего права не запрещают временное завладение чужим имуществом [McAdams, 1997–1998, р. 348].

Рассмотрим далее отношения между формальными и неформальными правилами, которые могут быть значимы для правового анализа.

Согласование формальных правил и неформальных норм

На протяжении всей истории американского Юга государство боролось против укоренившейся практики дуэли. Вызывать друг друга на дуэль могли лишь люди благородного происхождения, и их круг был довольно узким. Попытки регулировать дуэли были по большей части неэффективны. Но, несмотря на то что применяемые способы регулирования в основном не достигали своей цели, они тем не менее различались по своей эффективности.