Суды юкоса

Блог

Министерство юстиции РФ как государственный орган, на который возложена обязанность по исполнению постановления ЕСПЧ от 31 июля 2014 года, пришло к выводу о невозможности его реализации, поскольку оно основано на положениях Конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколов к ней в истолковании ЕСПЧ, приводящем к их расхождению с Конституцией РФ.

Поэтому, когда решением межгосударственного органа, при толковании им правил международного договора, неправомерно затрагиваются основополагающие принципы и нормы Конституции, Россия в порядке исключения вправе отступить от выполнения этого решения.

Однако Российское государство на основе доброй воли вправе произвести определенные выплаты бывшим акционерам компании, пострадавшим от неправомерных действий ее менеджмента, за счет вновь выявляемого имущества ЮКОСа.

Конституционный Суд подчеркивает, что Постановления ЕСПЧ не отменяют для российской правовой системы приоритет Конституции РФ.

31 июля 2014 года в рамках дела «ОАО Нефтяная компания «ЮКОС» против России» (жалоба № 14902/04) ЕСПЧ обязал Россию выплатить компенсацию в возмещение материального ущерба в 1,8 млрд евро акционерам компании-заявителя по состоянию на момент ее ликвидации и, в зависимости от ситуации, их преемникам и наследникам.

Конституция РФ обладает высшей юридической силой в правовой системе России и возлагает на каждого обязанность платить законно установленные налоги.

Конституционный Суд РФ ответил ЕСПЧ по делу ЮКОСа

Конституционный Суд отмечает, что деятельность компании ЮКОС как злостного неплательщика налогов, с учетом занимаемого ею места в экономике страны, имела праворазрушающий эффект. Компания использовала изощренные схемы ухода от налогов и после ликвидации оставила за собой непогашенную задолженность в размере 227 млрд рублей. Наличие в деятельности ЮКОСа масштабных схем уклонения от уплаты налогов не отрицал и ЕСПЧ. В этом контексте выплата акционерам компании беспрецедентной суммы из бюджетной системы, которая не получала от нее огромные налоговые платежи, необходимые для выполнения публичных обязательств перед гражданами России, противоречит конституционным принципам равенства и справедливости.

ЕСПЧ пришел к выводу о неправильном взыскании с компании ЮКОС штрафов и сумм компенсаций, поскольку имело место применение обратной силы закона – статьи 113 Налогового кодекса РФ о трехлетнем сроке давности привлечения к ответственности, в истолковании, данном Конституционным Судом в Постановлении от 14 июля 2005 года.

Уклонение ОАО «Нефтяная компания ЮКОС» от уплаты налогов в таком беспрецедентном масштабе непосредственно угрожало принципам правового демократического социального государства, что обязывало власти действовать в исполнительном производстве как можно более эффективно, с тем чтобы противодействие недобросовестных налогоплательщиков могло быть преодолено. Этим предопределено то, что суды не усмотрели оснований для определения суммы исполнительского сбора, имеющего в российской правовой системе штрафную природу, в размере менее 7% от общей суммы налоговых обязательств.

В этом решении КС РФ разрешил судам взыскивать долги с налогоплательщиков, если они использовали положение о сроках давности вопреки его предназначению, в ущерб правам других налогоплательщиков и правомерным публичным интересам и препятствовали налоговому контролю. Не отменяя правила о сроках применения санкций в связи с уклонением от уплаты налогов, КС выявил единственно возможный с точки зрения Конституции РФ их смысл для применения к недобросовестным налогоплательщикам. В таком толковании нет коллизии с конституционным запретом на действие обратной силы закона.

ЕСПЧ на основании своего постановления от 20 сентября 2011 года пришел к выводу, что компания-заявитель понесла материальный ущерб в результате нарушений статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод – вследствие ретроспективного взыскания штрафов за налоговые правонарушения за 2000 и 2001 годы (1,3 млрд евро), 7% исполнительского сбора на эти штрафы (0,5 млрд евро), непропорционального характера исполнительных производств, – который должен быть компенсирован согласно статье 41 Конвенции.

По мнению Министерства юстиции РФ, постановление ЕСПЧ от 31 июля 2014 года в части выплаты компенсации акционерам ликвидированной в ноябре 2007 года компании – заявителя приводит к нарушению положений статей 6 (часть 2), 17 (часть 3), 19 (часть 1), 35 (части 1 и 3), 46 (часть 3), 55 и 57 Конституции РФ в свете правовых позиций Конституционного Суда РФ (Постановления КС РФ от 14 июля 2005 года № 9-П, от 30 июля 2001 года № 13-П и др.), конституционного принципа справедливости и равенства, в том числе при обращении в межгосударственный орган по защите прав человека; вопреки правилам приемлемости жалоб и нормам о присуждении компенсации лишь потерпевшей стороне (статьи 34, 35, 41 Конвенции) компенсация в данном постановлении присуждена неопределенному кругу лиц, в отношении которых не было установлено каких-либо нарушений Конвенции и которые не являлись стороной судебного процесса в ЕСПЧ.

Я уверен, что истцы подадут апелляцию. Я так понимаю, что там как минимум еще две судебные инстанции, которые могут это решение пересмотреть. Надо приготовиться к тому, что будет следующий раунд противостояния в этой юридической баталии.

Я думаю, что это системообразующее решение [Окружного суда Гааги], которое окажет влияние на многие дела, просто в силу вот этого процессуального момента: государственный суд отменил решение третейского суда Гааги. Обычно государственные суды стараются не вмешиваться в деятельность третейских судов, они просто выдают исполнительные листы для проведения исполнения решений третейских судов.

Я читал, что уже и Тим Осборн [директор компании GML, представляющей интересы бывших акционеров ЮКОСа] высказывался, и акционеры высказывались, для них это, конечно неприятный сюрприз. Я думаю, что сейчас они буду апеллировать решение Окружного суда Гааги, и думаю, что, наверное, в течение года апелляция состоится. На кону 50 млрд долларов, на кону серьезные рычаги внешнеполитического и внешнеэкономического давления на Россию, поэтому, думаю, любая из сторон будет идти до конца.

Бывшие акционеры компании ЮКОС проиграли России суд в Нидерландах. Международный арбитраж, который два года назад обязал Россию выплатить экс-владельцам ЮКОСа 50 млрд долларов, не имеет юрисдикции в этом деле, решил Окружной суд Гааги.

При других обстоятельствах можно было бы говорить об оптимальной ситуации для начала переговоров о внесудебном урегулировании. Однако ранее бывшие акционеры ЮКОСа предельно насытили свое дело политическими контекстами, превратив судебную тяжбу в своего рода политический крестовый поход. Поэтому ни для одной из сторон переговоры неприемлемы.

Для России это [победа в Окружном суде Гааги] будет означать, что все те аресты, которые с лета 2014 года накладывались на имущество РФ по всему миру, все они будут сняты, и российскому имуществу за рубежом ничего не грозит. Это состояние для России будет сохраняться как минимум в течение полугода-года, пока Апелляционный суд Гааги не рассмотрит апелляцию бывших акционеров ЮКОСа на сегодняшнее решение.

Что касается бывших акционеров ЮКОСа, они сегодня потерпели очень существенное поражение. Я, признаться, не ожидал, что Окружной суд Гааги вынесет решение в пользу России. Отмены решений третейских судов по юрисдикционным основаниям случаются, но это достаточно редкие случаи.

Решение суда в Гааге по делу акционеров ЮКОСа: мнения юристов

Если Апелляционный суд Гааги не согласится с сегодняшним решением, и оставит в силе решение третейского суда, то все эти угрозы, которые стояли перед Россией, связанные с ее активами за рубежом, с арестами ее счетов, снова появятся перед ней. Но пока у нас есть передышка.

Вероятнее всего, это мы и будем наблюдать в ближайшее время. Для бывших акционеров ЮКОСа сегодняшнее решение, безусловно, является неожиданным и болезненным. Это проигранная битва, которая может серьезнешим образом сказаться на исходе войны в целом.

Это краеугольное решение, поворотное. Сейчас фактически стороны поменялись местами. До сегодняшнего решения я оценивал шансы России выиграть в этом процессе в конечном итоге в менее 50%, сегодня ситуация кардинально изменилась. Теперь шансы на успех невелики у бывших акционеров ЮКОСа.

Я уверен, что это дело будет закончено не ранее чем через два года в Верховном суде Нидерландов. Кто бы не выиграл в апелляции — недовольная сторона пойдет в Верховный суд, и он поставит точку в этом деле. Он или согласится с сегодняшним решение Окружного суда Гааги, либо скажет, что у третейского суда была юрисдикция, и подтвердит его решение.

Прежде всего, это переход инициативы. До сегодняшнего дня российская сторона находилась в оборонительной позиции, реагируя на вспыхивающие очаги (заморозку государственных активов) в той или иной стране. Теперь Россия может делать в точности то, чем занимались акционеры ЮКОСа с лета 2014 года — подавать иски в национальные инстанции и активно требовать разморозки своих активов.

Несмотря на то что Россия подала ходатайства в гаагский суд, бывшие акционеры ЮКОСа уже начали исполнять решение арбитража. Они запустили процессы в шести странах — Бельгии, Франции, Великобритании, Германии, США и Индии — с целью принудительно взыскать с России $50 млрд. Во Франции и Бельгии местное законодательство позволило акционерам сразу арестовывать российские активы, но поскольку идет судебный процесс, забрать и продать их невозможно.

Арбитраж постановил, что российская сторона в начале 2000-х гг. совершила полномасштабную атаку на ЮКОС и ее бенефициаров с целью обанкротить нефтяную компанию и завладеть ее активами, одновременно удалив главу компании Михаила Ходорковского с политической арены.

«Запад решил ослабить давление. Мои друзья продолжат противостояние. Я же шел и иду к смене режима другим путем», — прокомментировал решение Окружного суда бывший руководитель ЮКОСа Михаил Ходорковский. Участники телеконференции в ответ на вопрос о давлении России заявили, что абсолютно уверены в беспристрастности и независимости судов Нидерландов.

GML подаст в Гааге апелляцию на решение Окружного суда, заявил на телеконференции Осборн. Это он подтвердил и в электронном письме, направленном в «Ведомости». В пресс-релизе говорится, что бывшие акционеры полностью поддерживают решение Третейского суда, который единогласно признал, что ЮКОС был уничтожен по политическим мотивам. Они намерены оспорить решение Окружного суда и надеются на торжество закона и права, сказал Осборн, слова которого приводятся в пресс-релизе.

Решение может быть обжаловано в двух вышестоящих инстанциях — Апелляционном суде и Верховном суде Нидерландов, сообщает «Интерфакс». В окружении Ходорковского не комментируют отмену решения Гаагского суда по делу ЮКОСа, отмечает радиостанция «Говорит Москва», поскольку он не является бенефициаром этого иска.

Россия согласилась с временным применением ДЭХ в соответствии с 45-й главой договора и, соответственно, с 26-й главой, предполагающей разрешение спора в международном арбитраже, возражают в пресс-релизе бывшие акционеры ЮКОСа. Решение Окружного суда связано исключительно с временным применением ДЭХ и условием о рассмотрении споров в арбитраже, пояснил на телеконференции Марникс Лейтен, партнер юридической фирмы DeBrauw Blackstone Westbroek, представляющей интересы бывших акционеров ЮКОСа. На телеконференции юристы также напомнили, что один из судей Третейского суда был назначен Россией – бывший президент Международного суда ООН Стивен Швебель, который специализируется как раз на международном праве; при этом решение гаагского суда было единогласным.

Суды юкоса

«Мы говорим, когда нам решение кажется несправедливым, и приветствуем, когда оно кажется нам справедливым», — добавил чиновник. «Речь идет о судебном процессе. Я никоим образом его не политизирую. Мы дальше в рамках судебного процесса намерены последовательно защищать интересы России», — сказал пресс-секретарь Путина.

В Кремле «приветствуют решение Окружного суда Гааги» об отмене постановления Гаагского трибунала о выплате $50 млрд бывшим акционерам ЮКОСа, сказал журналистам на брифинге 20 апреля пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, отвечая на заданный вопрос. «Мы прекрасно понимаем, что это не конец истории. Работа будет продолжаться в самых разных юрисдикциях. Мы исходим из того, что во всех странах будет прекращение исполнительного производства», — сказал он.

Москва аргументировала свою позицию также тем, что ДЭХ исключает из-под своего регулирования налоговые меры государства, «а именно данные меры были квалифицированы составом арбитража в качестве экспроприации». Юристы Международного центра правовой защиты (МЦПЗ) указывали еще четыре обстоятельства, согласно которым решения суда в Гааге подлежат отмене: состав арбитража нарушил свой мандат, состав арбитража не соответствовал соглашению сторон, по целому ряду вопросов арбитражные решения не содержат мотивов, на которых они основаны, и противоречат публичному порядку.

В июле 2014 г. гаагский Третейский суд удовлетворил иск трех компаний – бывших акционеров ЮКОСа и обязал Россию выплатить им $50 млрд в качестве компенсации за экспроприацию ЮКОСа. Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) в том же месяце обязал Москву выплатить тем же истцам компенсацию в 1,86 млрд евро, а также 300 000 евро в качестве возмещения судебных издержек.

Как сказал на телеконференции Лейтен, у стороны ЮКОСа есть три месяца, чтобы подать апелляцию. Сколько времени займет ее рассмотрение, прогнозировать невозможно.

«Детальные комментарии, безусловно, или уже даны, или последуют от юристов и адвокатов, которые с нашей стороны были задействованы и продолжают работу над этим делом», — пообещал он.

Юристы, представляющие российскую сторону, назвали решение Окружного суда Гааги большой победой и заявили, что оно должно стать руководством к действию для судов в тех странах, где их оппоненты подали иски об исполнении решения арбитража, то есть в конечном счёте о конфискации имущества российского государства.

М.Г.: Это будет зависеть от юрисдикции. В каждой стране суды по-разному рассматривают вопрос о том, является ли отмена арбитражного решения основанием для отказа в приведении в исполнение.

Окружной суд Гааги в среду признал неправомочным решение международного арбитража, два года назад обязавшего Россию выплатить 50 миллиардов долларов бывшим владельцам нефтяной компании ЮКОС.

Решение суда по делу ЮКОСа: какими будут последствия

То есть, в ходе судебных процессов на территории Франции Россия должна будет приводить независимые доводы, почему это решение не должно быть приведено в исполнение на территории Франции. И решение гаагского (Окружного) суда будет одним из факторов, но не решающим для французских судей.

М.Г.: Да, это верно. Только подсудность [. ] В Договоре Энергетической хартии есть статья 45, которая говорит, что этот договор применяется к тем странам, которые его подписали, в той степени, в которой это временное применение не противоречит конституции или законам этой страны. То есть, договор может применяться временно, даже если он не ратифицирован.

То есть, там уже достаточно устоявшаяся линия судебных решений, в которых говорилось, что вне зависимости от того, что арбитражное решение отменено, другим судом в другой стране, мы всё равно можем привести его в исполнение на территории Франции.

Би-би-си: Как это решение отразится на процессах, которые бывшие владельцы ЮКОСа инициировали в других юрисдикциях — Франции, Бельгии, Великобритании, Германии, США?

Такие иски бывшие акционеры ЮКОСа подали во Франции, Бельгии, Германии, Великобритании и США.

Окружной суд Гааги решил, что Международная Постоянная палата третейского суда в Гааге не имела полномочий рассматривать жалобу бывших акционеров ЮКОСА на основании Договора Энергетической Хартии, поскольку Россия не является участницей договора.

М.Г.: Россия сейчас будет использовать это решение, чтобы противостоять всем этим процессам приведения в исполнение. Но, опять же, каждый суд будет решать (самостоятельно), будут они ждать решения Верховного суда или нет.

Это — Англия. Но, допустим, во Франции — а я изначально французский юрист — у них другая позиция по этому поводу. Там французский суд не обязан принимать во внимание решение суда, отменяющее арбитражное решение.

М.Г.: Английский суд, например, в основном примет во внимание решение иностранного суда. То есть, он посмотрит, что арбитражное решение было отменено и скажет: окей, я согласен с отменой, я не буду приводить это решение в исполнение на территории Великобритании.

Общая сумма вырученных денег — 859,044 млрд руб.

В январе 1999 года «Новая газета» писала, что дыры в российском госбюджете связаны с тем, что гиганты российского ТЭКа, включая альянс «Роспром — „ЮКОС“», никак не желают платить налоги в бюджет. [11] Газета охарактеризовала руководителей альянса «Роспром — „ЮКОС“» как людей невероятно влиятельных и сообщила, что они «изобрели схему, которая позволяла, не напрягаясь, закрыть свои долги перед государством, избежать полагающихся пеней и штрафов да к тому же получить в свое распоряжение бюджетные средства: либо в виде беспроцентной неоформленной ссуды, либо и вовсе безвозмездно». [11] Эта афера была раскрыта прокуратурой Волгоградской области. [11] Для реализации схемы оформлялась фиктивная задолженность минфина РФ перед администрацией какого-нибудь региона страны и оформлялась фиктивная задолженность региона перед одним из предприятий «Роспром — „ЮКОСа“». [11] Такой подлог позволял администрации региона получить из федерального бюджета средства, которые затем направлялись ЮКОСу, а ЮКОС в свою очередь расплачивался с бюджетом по собственным долгам бюджетными же деньгами. [11] Причём ЮКОС получал живые деньги, а бюджету отдавал взаимозачёт. [11] По данным «Новой газеты», всего такого рода взаимозачётов было проведено на сумму 1,9 трлн рублей в ценах 1997 года. [11]

Общая сумма налоговых претензий с учётом штрафов и пеней за 2000—2003 годы составила 582 млрд руб., а с учётом претензий к дочерним обществам — 703 млрд руб. или почти 25 млрд долл. по тогдашнему курсу [27] . По данным «ЮКОСа», налоговые претензии за 2004 год значительно превысили выручку компании. [28] [29]

Бывший советник Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) [15] Дмитрий Тулин утверждал, что за два-три года до ареста Ходорковского он ознакомился с внутренним докладом ЕБРР, в котором содержался анализ корпоративной культуры и экономического положения пяти крупнейших частных российских нефтяных компаний, в том числе и ЮКОСа. Согласно этому докладу, 3 из 5 компаний, включая ЮКОС, были исключены из числа потенциальных клиентов ЕБРР из-за неприемлемых рисков в налоговой сфере. По словам Тулина, эксперты ЕБРР оценили налоговую нагрузку нефтяных компаний России, сравнив отношение суммы выплаченных налогов к объёму добычи нефти, и оказалось, что ЮКОС относился к «налоговым аутсайдерам», платя с тонны добываемой нефти в несколько раз меньше налогов, чем «налоговые передовики». По утверждению Тулина, «российские нефтяные компании очень сильно различались между собой по налоговой культуре, и „Юкос“ уверенно делил последнее или предпоследнее место по показателю реальной налоговой нагрузки во всём российском нефтяном секторе». [16]

12 ноября 2007 года определением Арбитражного суда г. Москвы конкурсное производство в компании было завершено. Общая сумма конкурсной массы, поступившая на счета «ЮКОСа», по состоянию на 1 ноября 2007 года составила 877 063 556,7 тыс. руб. В реестр требований кредиторов за период конкурсного производства было включено 146 требований от 71 кредитора; всего им было выплачено 873 084 862,8 тыс. руб. [36]

В том же 2003 году в один из районных судов города Москвы адвокатом Игорем Смыковым был подан иск о проверке законности слияния компаний «ЮКОС» и «Сибнефть».

В апреле 2003 года «ЮКОС» объявил о слиянии с компанией «Сибнефть», на тот момент контролировавшейся Романом Абрамовичем. Велись переговоры о продаже блокирующего пакета акций объединённой компании с американскими ChevronTexaco и ExxonMobil. По словам Леонида Невзлина (одного из руководителей и совладельцев «ЮКОСа»), Ходорковский был уверен, что руководство страны одобрит эту рекордную сделку, но «Путина убедили, что Ходорковский его обманывает». [19]

Также одной из причин начавшегося разгрома компании ряд аналитиков называл недовольство Путина финансированием Ходорковским и другими акционерами «ЮКОСа» российских партий, оппозиционных действовавшей на тот момент власти — «Яблока», СПС, КПРФ. [20] [21] Ряд экспертов предполагал, что одним из факторов дела Ходорковского было лоббирование Ходорковским снижения налоговой нагрузки на нефтяные компании [5] .

23 декабря 1996 года государственный 33,3%-й пакет акций «ЮКОСа» был выставлен на конкурс по стартовой цене $160 млн с инвестиционным условием — в течение 1996—1998 годов победитель конкурса обязывался инвестировать $200 млн. [2] [4] Победителем конкурса стало ЗАО «Монблан», входящее в группу «Менатеп». [4] Цена, предложенная «Монбланом» за пакет акций, равнялась $160,1 млн, что превысило стартовую цену лишь на $100 тыс. [2] [4]

28 марта 2006 арбитражным судом Москвы было принято решение о банкротстве компании и назначении в ней внешнего управляющего, которым стал Эдуард Ребгун.

После наложения штрафов акции ЮКОСа сильно упали в цене. 17 июня 2004 года Владимир Путин заявил, что государство не намерено банкротить ЮКОС [30] . В результате акции подорожали за один день почти на треть. Решение о принудительной продаже «Юганскнефтегаза» было принято через две недели.

Стороны истцов и ответчиков по-разному оценили решение ЕСПЧ, и те и другие фактически заявили о своей победе [46] . В пресс-службе Минюста РФ заявили, что ЕСПЧ отверг большинство претензий ЮКОСа к России, признав лишь некоторые процессуальные нарушения. Представитель Минюста заявил: «Суд полностью отверг обвинения в адрес Российской Федерации в „политической мотивации“ и „репрессивном характере“ преследования компании ЮКОС, а также якобы имевшей место дискриминации в отношении неё со стороны российских властей». [47] [48] [49] . С другой стороны, адвокат истцов Пирс Гарднер заявил, что «в решении суда — три важнейшие победы для ЮКОСа: признано, что компания не могла подготовиться к судебному процессу; что нарушены права собственности; что штрафы начислены незаконно» [46] .