Закон о реституции ес

Блог

По данным президента благотворительного фонда «Белая Криница» Сергея Деева, с имущественными претензиями в адрес Украины готовы выступить 80 тысяч поляков, десятки тысяч этнических украинцев, депортированных советской властью в Сибирь, Казахстан и другие регионы бывшего СССР. Причём это не окончательные цифры: только с территории УССР в Польшу было переселено 810,4 тысячи человек. Имеются претензии к Украине у граждан Румынии, Венгрии, Словакии, часть территорий которых по итогам Второй мировой войны отошли к Украине. В США проживает огромное количество эмигрантов, некогда имевших собственность на просторах от Чопа до Луганска. Интерес Литвы также объясним: потомки литовской знати готовы претендовать на экспроприированное в 1917-1945 гг. имущество, расположенное на территории Украины.

По политическим и историческим причинам Болгария провела лишь реституцию земель, магазинов, домов, мастерских и мелких предприятий. Крупные предприятия остались в руках государства. Но из-за низкой конкурентоспособности болгарской экономики на международном рынке предприятия продолжали субсидироваться государством. После дефолта и 1000% инфляции 96% всей собственности было возвращено прежним владельцам.

Не секрет, что реституция в Восточной Европе происходила под мощнейшим давлением Евросоюза. Попытка отказа Болгарии от её проведения едва не стала причиной отказа от приёма этой страны в ЕС. Поэтому надеяться на то, что с момента вступления в силу Соглашения с Евросоюзом на европейские суды не обрушится лавина исков с требованиями возврата собственности прежним владельцам, по меньшей мере глупо. И уповать на «непробиваемость» украинских законов, ограничивающих возможность возврата имущества тремя годами с момента экспроприации, тоже: Конституция Украины устанавливает приоритет международных правовых норм над национальными.

Как известно, «адвокатами» Украины в вопросах евроинтеграции выступают её соседи: Польша, Румыния, Литва. Особую заинтересованность в этом процессе проявляют США, в меньшей мере – Венгрия и Словакия. Внутри Украины евроинтеграционные устремления характерны для западных областей Украины и крымскотатарских организаций. Причину столь рьяного стремления последних в Европу раскрыл на сайте «Майдан.орг» некто Эрнес Кипчаков: «Евросуд присудил выплатить Ежи Броневскому за утраченное подворье своей бабушки 80300 долларов, а Украина предлагала 400600 долларов в виде компенсации как жертвам политических репрессий всему крымскотатарскому народу, да и то непосредственно высланным» [3].

Едва распался СССР, как прибалтийские республики принялись возвращать собственность, экспроприированную у бывших хозяев или брошенную ими в результате присоединения к СССР и событий Великой Отечественной войны. Примером для подражания в вопросе реституции сторонники безоговорочного возврата имущества прежним владельцам считают Латвию, где события развивались по принципу: вначале реституция, а потом приватизация.

При реституции в Германии в 1990-е годы бывшим хозяевам вернули шесть тысяч предприятий. Но многим при этом выплачивалась компенсация, если участок был продан властями третьему лицу, используется в общественно-полезных целях (школы, детсады, дороги, объекты соцкультбыта), занят предприятием или нет возможности изъять его, не причинив ущерба производству, застроен новыми домами в жилом районе или был экспроприирован по решению оккупационных органов в 1945-1949 гг. При стоимости объекта до 10 тыс. марок бывшим собственникам выплачивалось 100%, при стоимости до 100 тыс. марок – 40%, до 500 тыс. марок – 25%, до 1 млн. марок – 20%. Общая сумма реституционного фонда составила около 3 млрд. немецких марок, к которым позже добавилось 5 млрд. евро из госбюджета. Всего было проведено около 500 тыс. реституций.

Что касается законов, то баронесса Рено и права, и не права. Действительно, присоединившись к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая (Ст.1 Протокола № 1) предусматривает право на мирное пользование своим имуществом, Украина взяла на себя обязательство вернуть прежним владельцам экспроприированное государством имущество. Именно эта статья в европейской судебной практике является основанием для принятия решения о реституции имущества прежним владельцам или их наследникам.

До сих пор вопроса о реституции удавалось избегать ссылкой на то, что Украина не является правопреемницей СССР и УССР (. — Варяг). Однако положение может измениться в ближайшие месяцы. Причиной тому – планируемое подписание Соглашения с Евросоюзом о политической ассоциации и Зоне свободной торговли, в котором Украина принимает на себя безоговорочное обязательство привести свою законодательную базу в полное соответствие с законодательством ЕС. Статьи 2 и 14 Соглашения прямо указывают на необходимость соблюдения Украиной Конвенции. Кроме того, высшей судебной инстанцией для Украины в вопросах реституции после этого станет Европейский суд по правам человека. При этом заявителю не требуется прибегать к судебному разбирательству в Украине, если это является неэффективным средством защиты его прав.

Подход к реституции в Польше, Болгарии и Румынии специалисты называют «легкомысленным». Из-за того, что руководство этих стран вначале осуществило приватизацию, а уж затем под давлением Европы и США приступило к возврату собственности бывшим владельцам.

Интерес к распространению европейских правовых норм по реституции на территорию Украины имеется у УГКЦ, которой по законодательству Республики Польша, II Речи Посполитой, принадлежали огромные земельные угодья. Например, в 1939-1941 гг. крестьянские хозяйства только Львовской и Дрогобычской областей получили 230 тысяч гектаров бывшей помещичьей и монастырской земли [4]. Впрочем, не меньшая заинтересованность существует и у рядовых граждан: в ходе выселения украинцев из Польши в УССР переселилось почти 483 тысячи человек. Некоторые из них уже изучают вопросы получения назад своего имущества в западных областях Украины. Не зря же несколько лет назад бесследно исчезли архивы Львова, весь исторический центр которого до 1939 года принадлежал полякам.

Только в Риге и только старообрядческая церковь, кроме храмов, получила десятки домов и до сотни гектаров столичной земли. Домовладения были возвращены лицам, из которых лишь 68% были гражданами Латвии, 15% проживали в США, 3% в Австралии, по 2% были гражданами Германии, Израиля и Канады [1]. Как это происходило, известно по судьбе актрисы Вии Артмане, после изгнания из своей квартиры закончившей жизнь в неотапливаемом сарае на хуторе у друзей.

Ну а с вопросами о социальных и экономических последствиях грядущего реституционного цунами следует обращаться к тем, кто вёл переговоры с ЕС и собирается подписывать Соглашение об ассоциации.

  • Экспроприация имений.
  • Конфискация землевладений в пользу малоимущих крестьян. В первый год аннексии было конфисковано 2,75 млрд га — 1/3 часть всех земель. Из них половина была роздана крестьянам, а остальное передавалось совхозам и колхозам.
  • Национализация банков, торговых предприятий и промышленности.

Опыт бывших стран социалистического блока показывает, что реституция Украины после подписания соглашения с ЕС регулируется на уровне государства. Парламент имеет право сам определить порядок ее проведения, сроки подачи претензий, круг лиц, на которых данные нормы будут распространяться. Так же было сделано и в Украине.

Поэтому, ссылаясь на Соглашение об ассоциации ЕС – Украина, «Реституция границ» ведет кампанию, направленную против него.

Парламент Чехословакии в 1991 г. принял законодательные акты о внесудебных реабилитациях и возвращении экспроприированной и национализированной недвижимости. Реституция проводилась гражданам Чехословакии. Также была предусмотрена материальная компенсация заявителям, не настаивавшим на возврате недвижимого имущества, или если цена этой собственности значительно выросла после неправомерного отчуждения.

В 2001 г. польским сеймом был принят закон, который предусматривал возврат собственности и права на нее гражданам Польши. На него было наложено вето президента, что не позволило ему вступить в силу. Решением споров о реституции стали заниматься суды. Возвращение имущества, как правило, осуществлялось в форме ценных бумаг с правом приобретения земли либо акций предприятий.

За 2 года органы НКВД произвели 4 массовые депортации из аннексированных территорий. В Казахскую ССР, Сибирь, на Север и Дальний Восток всего было выслано 335 тыс. человек, из которых не менее 198 тыс. — из оккупированных территорий.

Была ликвидирована широкая сеть кредитной потребительской кооперации, «раскулачены» состоятельные крестьяне.

Свобода от дискриминации граждан других стран для Украины не является чем-то новым. Гражданский и Хозяйственный процессуальные кодексы, закон «О международном частном праве» доступ иностранных граждан и компаний к защите своих прав в украинских судах ничем не ограничивают. Кроме того, действует польско-украинский договор 1993 года о правовых отношениях и помощи по уголовным и гражданским делам, согласно которому, граждане и компании двух стран могут обращаться в суды друг друга.

Согласно статье 471 Соглашения, обе страны должны обеспечить собственным гражданам и компаниям свободный от дискриминации доступ к судебным и административным органам с целью защиты их личных прав и прав собственности.

Согласно статье 14, кооперация в области правосудия, безопасности и свободы сторон должна способствовать упрочению верховенства права и укреплению институтов на всех уровнях управления – и органов охраны правопорядка, и судебных инстанций. Взаимодействие будет направлено в том числе на укрепление системы судов, повышение их эффективности, независимости и беспристрастности, а также на борьбу с коррупцией. Кооперация в области правосудия, безопасности и свободы основывается на соблюдении прав человека и фундаментальных свобод.

Утверждения о наличии ссылок на законодательство, защищающее права депортированных и их наследников на имущество, в тексте Соглашения подтверждения не имеют.

Реституция Украины после подписания с ЕС Соглашения

Согласно договору о правовой помощи, при решении таких споров будут применяться не польские законы, а украинские. Требования должны быть поданы в украинские суды.

На Украине не понимают, что реституция – это огромная, кропотливая и, мягко говоря, не слишком приятная работа. Сначала составляют списки отобранной собственности, затем принимают заявки. Впереди – тысячи судебных исков и многолетние тяжбы. А главное: государству и его гражданам нужно отдавать то, что они давно считают своим. Что может быть болезненнее для украинского менталитета?

По иронии судьбы, сильнее всего пострадают от реституции как раз жители Западной Украины, и их европейская мечта может обернуться юридическим капканом — придется отдавать имущество, изъятое меньше века назад. До 1939 года Волынская, Ровенская, Львовская и Ивано-Франковская области были частью Польши.

Закон о реституции ес

Другой сосед, Венгрия, имеет серьезные виды на имущество в Закарпатье — документы на усадьбы и банки хранятся со времен Австрийской империи. Румыны составляют перечень унаследованных домов и земельных наделов в Северной Буковине и части Одесской области – это бывшая Южная Бессарабия, которая в 1940 году отошла к СССР.

Даже сдержанные прибалты не могут говорить о реституции спокойно – в 1990-х она прошлась катком по многим судьбам. Житель Таллина Алексей Рулев рассказывает: "Квартиры, в которых мы жили всю жизнь, государство просто отобрало и передало людям, которые пострадали от советской власти в 1940-х годах, когда у них отобрали собственность".

Историки полагают, что самые большие аппетиты — у поляков. В ходе реституции вполне могут объявиться наследники земель и усадеб с еще дореволюционных времен. "Полякам – подданным Российской империи и австрийского цесаря, если брать Галицию – принадлежали и земельные наделы, и промышленные производства, и предприятия, а если брать западные области, то и местные нефтяные месторождения", — напоминает старший научный сотрудник института Российской истории РАН Андрей Марчуков.

Все это предстоит Украине – если не сегодня, то завтра. В соглашении об ассоциации с Евросоюзом, которое недавно было подписано, прямого указания на проведение немедленной реституции нет, однако в преамбуле сказано, что Украина обязуется обеспечивать постепенную адаптацию своего законодательства к правовой системе ЕС. Реституция — ее важная и неотъемлемая составляющая, так что вскоре поляки напомнят о земельных латифундиях и сахарных заводах своих прадедов, которыми те владели в Киевской, Полтавской и Житомирской областях. Украина рискует лишиться трети своих пахотных земель.

Похоже, что Украину подстерегает очередной экономический капкан, связанный со вступлением в ассоциацию с Евросоюзом. Речь идет о таком явлении, как реституция. К примеру, на земли Галичины претендуют 80 тысяч поляков: судебные иски уже выиграны, потомки собственников ждут нужных законов.

Потенциальные наследники активно переписываются в Интернете. "Сорок гектаров и два дома в Волынской области – это, конечно, не в Баварии, но тоже неплохо. Как вы считаете? Говорят, что 80 000 поляков уже на низком старте, готовятся к аналогичному процессу в Галичине", — пишут они.

После присоединения Западной Украины к УССР в результате пакта Молотова-Риббентропа у евреев экспроприировали школы, больницы, клубы, синагоги. Теперь они твердо намерены все вернуть. Председатель Ассоциации еврейских организаций и общин Украины Иосиф Зисельс поясняет: "У нас есть 2500 объектов, и 800 –это бывшие синагоги. Это те здания, которые худо-бедно сохранились сегодня. Мы, конечно, ждем, когда будет закон о широкой реституции, и касается он не только еврейских общин, но и всех".

Президент Российской ассоциации международного права Анатолий Капустин отмечает: "Совокупная стоимость этих объектов может быть настолько высока, что это может составить достаточно серьезные трудности для экономики Украины".

Ровные ряды аккуратных папок, в каждой из которых — сотни исторических справок, фотографий, архитектурных планов. В Ассоциации еврейских общин Украины знают адрес каждого дома, который когда-то принадлежал их соотечественникам в этой стране.

Реституцией может быть и денежная компенсация наследнику, чья собственность испорчена или разрушена. После падения Берлинской стены Германия потратила на это миллиарды. Сегодня бюджет Украины и без возвращения таких долгов трещит по швам, да и политическое положение страны стабильным не назовешь. Не исключено, что под ударом реституционного цунами Украина начнет – в территориальном и не только смысле – стремительно таять, словно кусок льда в кипятке.

Другие страны бывшего соцлагеря (Венгрия или Болгария) решили смягчить этот урон, отдавая не все объекты и земли прежним владельцам, к тому же рассчитываясь за них во многих случаях деньгами из государственного бюджета, а также акциями предприятий. В итоге основная часть земли из «бывших владений» осталась у государства, но бюджеты этих стран потеряли десятки миллиардов евро. Кстати, в соседней Польше после одобрения соответствующего закона о реституции выяснилось, что державе надо вернуть собственности на 60 млрд. долларов польским, еврейским и немецким хозяевам. В условиях затянувшихся кризисных процессов такие роскошные подарки – удар ниже пояса по национальным экономикам.

В то же время известно – в Украине хватает претендентов на возвращение имущества. Ведь вся Западная Украина – сплошь и рядом бывшие владения польской шляхты (очевидно, недаром Польша так яростно лоббирует вступление Украины в ЕС).

Реституционный удар» по Украине

Точно также волна реституции охватила все без исключения государства Восточной Европы, которые вступили в ЕС. И здесь этот процесс нанес очень серьезный удар и по национальным интересам государств, и по правам граждан из числа нынешних собственников. « Реституционный опыт » этих держав показал, что в свое время сам факт подготовки к вступлению в Евросоюз стал причиной нездорового возбуждения бывших хозяев недвижимости и земельных участков. В странах Прибалтики, едва они привели законодательство в соответствие с требованиями и нормами ЕС, свою потерянную собственность сразу же принялись возвращать финны, немцы, шведы, граждане США, Израиля, Австралии. Опыт Латвии и Литвы свидетельствует, что эти собственники сразу же принялись массово использовать данную недвижимость в коммерческих целях, арендная плата резко возросла, что «потянуло» за собой и цены на недвижимость на рынке в целом.

Отдельная тема – имущественные требования целых национальных объединений. Так, еще в 2006 году ряд объединений крымских татар («Азал­тык», «Койдешлер», «Намус» и «Черкез-Кермен») требовали от Украины проведения реституции имущества, конфискованного у крымских татар при депортации. По данным самих крымских татар, реституции должно подлежать 997 тыс. га земли, а также имущества на 30-40 млрд. долларов.

В Европе вопрос восстановления прав собственности урегулирован достаточно давно. В пакете документов к Конвенции Совета Европы о защите прав человека и основных свобод 1950 года (точнее – в статье 1 «Защита собственности» Протокола №1 к этой Конвенции) четко оговорено право на владение своим имуществом, откуда истекает обязанность государств на возвращение незаконно изъятой собственности. Процесс этот происходил не без проблем, серьезно ослабив экономику европейских стран. К примеру, одна только Германия была вынуждена вернуть имущество на сумму порядка 10 млрд. долл. в ходе 500 тыс. реституций. Причем во всех странах ЕС «хозяева» находились даже в случаях, когда установить первоначальных владельцев представлялось весьма затруднительным. Например, в Испании был прецедент, когда владельцу вернули имущество, изъятое в середине XVIII века!

Заметим, что в последние годы украинскими парламентариями уже делались попытки запустить процесс реституции в форме возвращения имущества бывшим владельцам. Например, в Верховную Раду подавался законопроект «О возобновлении прав собственности физических лиц на имущество, принудительно отчужденное органами СССР», который вносили народные депутаты Михаил Сятиня и Сергей Ратушняк. Этот проект, впрочем, так и не стал законом.

Кроме польских владений, немалая часть старых зданий в Черновцах, Тернополе, Ивано-Франковске – это бывшее имущество и еврейских, и немецких семей. К слову, евреи претендуют в Украине на 800 культовых сооружений, кладбищ, бывших еврейских школ и больниц. Свои владения на Приднепровье, во Львове и в Киеве имели Романовы, Голицыны, Энгельгарды, Потоцкие. Сегодня во Франции живет известный бизнесмен Терещенко, предки которого во время революции 1917 г. кинули свои особняки и заводы, убегая с Украины.

В преамбуле документа, например, сказано, что Киев обязуется «обеспечивать постепенную адаптацию законодательства Украины к законодательству ЕС». В статье 2 записано: «Уважение демократических принципов, прав человека и основных свобод, как определено, в частности, в Хельсинкском заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года и Парижской хартии для новой Европы 1990 года, а также в других соответствующих документах по защите прав человека, в том числе всеобщей декларации прав человека ООН 1948 года и Конвенции Совета Европы о защите прав человека и основных свобод 1950 года». А статья 14 декларирует, что сотрудничество Украины и Евросоюза «в сфере юстиции, свободы и безопасности будет происходить на основе принципа уважения прав человека и основных свобод».

Однако на практике это «решение проблемы» вызвало множество нареканий со стороны тех, кого принялись лишать недвижимости – ведь по странной логике ЕС, приоритетной является защита прав старых хозяев. А нынешние владельцы как-то ушли на второй план, хотя абсолютное большинство из них завладели этой собственностью вполне законно. Полученное ими взамен жилье чаще всего имеет гораздо более низкие показатели в плане престижности расположения и, как следствие, стоимости на рынке. Если применять эти сценарии к Украине, то это все равно, что взамен квартиры на Крещатике в центре Киева получить квартиру в панельном доме в Фастове.

Но в ЕС никак не уймутся. Вот в феврале 2013 г. заместитель председателя Европейской комиссии Антонио Таяни предложил расширить «возможности реституции», имеющиеся у стран-членов. По его словам, действующее европейское законодательство оказалось недостаточно эффективным с точки зрения возвращения незаконно вывезенных национальных сокровищ. Предлагаемые изменения должны обеспечить возвращение большего числа культурных ценностей за счет увеличения крайнего срока для требований о реституции и улучшения обмена информацией между национальными органами о движении культурно значимых объектов. Казалось бы, речь идет только о культурных ценностях.

Но гораздо больший урон был нанесен экономике государств. Ведь отданные земельные участки и объекты недвижимости – как вернувшиеся прежним владельцам, так и отданные в качестве компенсации за те участки, которые нельзя вернуть – выведены из хозяйственного обращения государства, нанеся тем ему серьезный ущерб. Причем страны Прибалтики с мизерной территорией – не из разряда тех держав, где земли хватает, здесь каждый акр на вес золота.

Не вызывает сомнений, что процесс реституции коснется и Украины – вместе со сближением с ЕС и берущимся обязательством «постепенной адаптации законодательства Украины к законодательству ЕС».

Сегодня к власти пришло еще одно такое же проевропейское руководство. И снова в результате переворота, уже не бескровного. И снова по собственной воле подписало обязывающий документ – Договор об Ассоциации Украины и Евросоюза. Вполне возможно, что никто из руководителей Хунты почти тысячу страниц этого документа не читал. А зря. Читать надо было, в том числе и между строк.

Прецеденты в истории постсоветских республик уже были. В той же Латвии, пошедшей дальше всех и даже принявшей специальный закон о денационализации, порядка 80 тысяч домовладений были возвращены прежним владельцам. В Риге денационализация коснулась каждого пятого. В свое время прогремела позорная история — знаменитая латышская актриса Вия Артмане (народная артистка СССР) в 64 года была выброшена на улицу и в итоге скончалась на каком-то заброшенном хуторе. Аналогично выбросили из роскошной квартиры и Лайму Вайкуле, хотя огромные деньги в ремонт старого дома она вложила сама. Аналогичные процессы происходили, например, в Чехии. Там единовременно были выброшены из оказавшихся чужими домов около двадцати тысяч человек.

На Украине же и в либеральных кругах российской интеллигенции, сочувствующей нынешнему киевскому режиму или сотрудничающей с ним, к этой проблеме подходят не с правовой, а именно с идеологической позиции. Одни делают упор на то, что ”ЕС и Польше подобное развитие не нужно и его никто не будет педалировать”.

Но, и это самое главное, наследники должны иметь документы, доказывающие их право на наследуемое имущество. Именно поэтому в той же организации ”Реституция Кресов” сейчас лишь 1200 исков, хотя речь идет о 150 тысячах потенциальных наследников из более чем миллиона пострадавших. И, когда первые иски будут удовлетворены, число претендентов резко возрастет.

Другие угрожают подать встречные иски: ”Была еще Австро-Венгерская империя, часть которой тоже стала нашей территорией. Еще наше имущество на территории нынешней Польши тоже в большом количестве осталось, – рассуждает директор Киевского института трансформации общества Олег Соскин. – В 1947 году прошла так называемая операция «Висла», в ходе которой польские солдаты изгнали из своих домов почти 200 тысяч украинцев, а их церкви были уничтожены. Их выселили вообще без ничего на бывшие немецкие земли – в район нынешних Вроцлава и Гданьска. Там почти все дома были разрушены в ходе наступления советской армии. Им ничего не дали. Просто выгнали их практически в голое поле. Вот Подкарпатское воеводство – это все было территорией Украины”.

Подобные аргументы в правовом поле бессмысленны. Да, правительство Польши и руководство ЕС не будут сами инициировать иски. Но и мешать гражданам их подавать не будут. Как не будут и европейские суды нарушать законы в угоду киевскому режиму. Мало того, угрозы пана Соскина и ему подобных граждан просто смешны. Во-первых, нынешняя Украина не является правопреемником Российской империи или марионеточных республик начала ХХ века. Да если бы и была, иски она могла бы подать лишь межгосударственные, требуя возврата территорий. А это совсем другая история. Впрочем, совершенно фантастическая.

В других постсоветских странах дорога в ЕС была не столь драматична, но суть оставалась неизменной – приведение национального законодательства в соответствие с европейскими нормами и примат последних над законами присоединяемого государства. И это нормально. Аналогичные нормы действуют всегда и везде, иначе никакой межгосударственный союз невозможен. Если специально не оговорено иное – в виде исключения.

После «Оранжевой революции”, вопреки украинским законам и Конституции, к власти пришел Виктор Ющенко. И вот этот младоевропеец под восторженные крики с Запада соглашается рассмотреть претензии Румынии к Украине на часть украинского шельфа в европейском суде. Что самое интересное – разбирательство вообще не могло бы состояться, если бы Украина не обязалась заранее выполнить любое решение высокого европейского суда. В результате – впервые после создания государства в начале ХХI века Украина лишилась части подконтрольной территории.

В результате поляки в процессе своей евроинтеграции особо оговорили, что незаконно отторгнутое имущество будет возвращаться исключительно гражданам Польской Республики. Брюссель, конечно, настаивал на соблюдении основополагающих прав граждан, Европа была в шоке. Но в конце концов согласилась, немцы с евреями ”пролетели мимо кассы”, а Польша подписала Соглашение об Ассоциации, вступив в ЕС на своих условиях.

Ничего подобного захватившие власть в Киеве временщики не сделали. Им нужно было подписание ”Соглашения” исключительно в политических целях – никого экономика и реальные последствия этого документа не интересовали.

Происходящее на Украине в последние полтора года действительно приближает её к Европе. Приближает и подписанный после переворота Договор об ассоциации с Евросоюзом. Только приближает не всю Украину, а лишь отдельные ее части. Тем более что Крым уже уплыл, а будущность Донбасса в составе такой Украины вызывает большие сомнения. И первая на очереди – Галиция.

Последствия реституции и Соглашения об ассоциации Украины с ЕС

  • украинцев – 24 245 чел., или 7,8%;
  • русинов – 10 892 чел., или 3,5%;
  • поляков – 198 212 чел., или 63,5%;
  • евреев – 75 316 чел., или 24,1%;
  • прочих – 3566 чел., или 1,1%.